Yep It`s Not Nope

Эдгар в деталях

Past Perfect / Past Perfect 06 Октябрь 2018 / Георгий Осипов (author)
 (фото: )

Мы осваиваем новый для нас род эссеистики в форме коротких монологов, похожих на выступления сатириков в манере стендапа.

Эти тексты легко поддаются сокращению и читаются с любого места. Короткие, но емкие фразы должны создавать четкие образы музыкантов. Подробностей может быть больше или меньше, но все они подмечены и зафиксированы с любовью, хотя подчас трудно поверить, что весь этот избыток информации умещается в голове одного автора.

Семнадцать мгновений весны видели все, а мы покажем примерно столько же нюансов карьеры Эдгара Винтера.

Первое, что замечает глаз еще до того, как ты вынул пластинку из конверта — перед тобой альбинос. Дьявольски бледный человек.

У него был брат Джонни — бесспорная легенда белого блюза. Авторитет Джонни Винтера был велик настолько, что Роллинги «подарили» ему право первенства на свой Silver Train до того, как записали ее сами. А Джон Леннон пожаловал своему тезке эмоциональный реквием Rock And Roll People. Стоит отметить, что и Стоунз играют знойную I’m Yours, She’s Mine на печально известном концерте памяти Брайена Джонса, а это — тоже вещь Джонни Винтера.

Анемичная фигура костлявого арийца привлекала внимание ценителей «кемпа» и «глэма», даже при выключенном звуке. Винтер-старший напоминает колдунью — один из ярчайших персонажей рок-сцены, обладающий оккультным шармом, который так ценит в своих кумирах ищущая острых ощущений молодежь.

Их совместные выступления с братом звучат более изящно, без болотной похабщины типа меня зовут Сладкий Папа Джон, потому что у меня сладкая и твердая конфета!.. Хотя Винтер, конечно, пародировал всю эту грязь блюзовых намеков, как и его близкий друг Мадди Уотерс.

Изящество дуэта двух братьев особенно заметно в раннем Рождественском блюзе Чарльза Брауна. Их манерные фальцеты словно просачиваются из восемнадцатого столетия. Вообще оба активно и успешно эксплуатировали сексуальную амбивалентность своего облика.

С бородою Эдгар похож на актера Масюлиса, а без бороды — на Мариса Лиепу. Он тезка Эдгара По и героя прибалтийской мелодрамы Эдгар и Кристин.

С Эдгаром Винтером, при всем его персональном блеске, всегда работали музыканты, сами по себе убийственно яркие: основатель и лидер The McCoys Рик Дерринджер; певец и саксофонист Джерри Лакруа — клавишник, вокалист и композитор от бога; Дэн Хартмен, автор двух крупнейших суперхитов Free Ride и Instant Replay, которые до сих пор крутят по американскому FM-радио.

Деталей такого рода достаточно для сборки основного творения тезки Эдгара По — инструментальной пьесы Frankenstein, в которой в отличие от кинообразов, нет ничего монструозного. Возможно, по этой причине его перестроечный визит в СССР, в компании еще одной легенды — Леона Рассела, — остался никем не замечен.

Под маской андрогина, под формально шокирующей тематикой, мы видим богатейшее творческое содержание одного из сильнейших мультиинструменталистов американской рок-сцены.

И пластинка, обнаруженная нами в Фонотеке на улице Марата, также не пользовалась особым спросом. Но это лишь еще один повод обратить на нее запоздалое внимание, и выдать самостоятельную оценку таким высоким образцам AOR-soul, как Standing On Rock, Star Garbage и песня-манифест Rock And Roll Revival.

Но вернемся к нашим монстрам, подлинным и мнимым. Коллективным «Франкенштейном» в данном случае работает конструкторское бюро четырех музыкантов, каждый из которых привносит в создание чудовища, свой, так сказать, фрагмент или обрубок.

Буквально все риффы и пассажи этой максимально спрессованной пятиминутной пьесы изумляют своей рельефностью и мышечной мощью. Финальный вопль синтезатора, резонируя в ушах, оставляет нас в зрительском оцепенении человека, ждущего, когда в тишине поплывут титры: «над картиной работали...» и т. д.

Кстати, меня посещала мысль, что Винтера и его друзей вдохновила сцена побоища в лаборатории, ведь музыка Edgar Winter Group идеально ложится именно на этот эпизод фильма Франкенштейн должен быть уничтожен с Питером Кушингом в роли безумного барона.

А как убедительно братья Винтеры развивали «злую» линию Роллингов! Если мы послушаем Hangin’ Around, Some kind of Animal или мой любимый Undercover Man, станет ясно, что им это удавалось не хуже Элис Купера и J. Geils Band. А ведь артист, как правило, норовит угробить идею, подхваченную у более смелых коллег, превращая оперативную магию в эпатаж карнавальной ночи.

Человек с лицом бледнее бледного (whiter shade of pale) мог позволить дерзость назвать свою группу White Trash — «Белое отребье».

Отребье исполняло рафинированный соул и фанк с элементами глэм-рока. По этому пути пошли и Wild Cherry, и Mother’s Finest, и шагать по нему под такую музыку будет как минимум весело.

Первый текст великой Патти Смит я прочитал как раз на обложке второго диска Белого отребья — это был ее стихотворный панегирик гению Эдгара Винтера. Собственных дисков в ту пору у нее еще не было. Ни одного. Они появились в дальнейшем и покорили если не весь мир, то значительную его часть. Надеюсь, и мой текст произведет не меньшее впечатление

по материалам @bespoleznieiskopaemie

Георгий Осипов

Author

Георгий Осипов

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.