Yep It`s Not Nope

Евангелие от Анны

Short Story / Short Story 26 Июнь 2016 / Михаил Красюк (author), / Оксана Солоп (illustrator)
Михаил Красюк. Евангелие от Анны (фото: )
Михаил Красюк. Евангелие от Анны

Солнце над Иерусалимом, перекатываясь через небесный свод, дрожало в горячем воздухе. Стража резиденции Пилата, префекта Иудеи, провожала глазами старца, горбатого и надменного, который шел потихоньку по мощеной булыжником тропе через сад ко входу.

Кто-то слева окликнул старика по имени.

Пилат сидел на мраморной скамейке в тени фигового дерева и пил вино. Судя по цвету лица префекта, чашу его наполняли сегодня не впервые.

— Здравствуй, Анна.

— И тебе, гегемон, не хворать.

Гегемон. Тщеславие Пилата было краеугольным камнем иудейской политики.

— Подойди, присядь, — Пилат махнул рукой, будто отгоняя осу. — Побеседуем здесь — в саду любопытным ушам негде спрятаться.

Старик свернул в аллею и уселся на скамью рядом с префектом.

— Выпей со мной, Анна. Здоровье позволит?

— Не стану, гегемон. Жара. Ты проделал такой путь, чтобы справиться о моем здоровье?

Не только тщеславие префекта известно было в Иудее, но и лень. Пилата ожидали из Кейсарии-на-море как обычно, за три дня до Песаха, и лишь немыслимое дело могло привести его в Иерусалим так рано.

Пилат, казалось, не расслышал вопроса.

— Как зять твой, Каиафа? По силам ли ему первосвященство?

— Вполне, гегемон.

— Все ли спокойно ли на твоих пастбищах?

— Спокойно, гегемон.

— Не горят ли терновые кусты, не превращяются ли ветви в змей?

— Не понимаю...

— Не воскресают ли покойники?

Старик втянул воздух сквозь сжатые зубы. Дурные предчувствия не обманули.

— Ах, ты об И...

— Тише, — Пилат ударил кулаком по мрамору скамейки.

— Это всего лишь байки, — Анна поднял глаза на префекта. — Чернь распускает слухи, веря в майсы о машиахе.

— Верю, — кивнул Пилат и выпил еще вина. — Но эти слухи дошли до Кейсарии. А значит, скоро добегут и до Рима. Меня не беспокоит, гуляют ли мертвецы по Иудее. Меня беспокоит, что здесь гуляет бродяга, который будто бы их воскрешает. Которого уже зовут царем. И меня беспокоит, что тебя, Анна, это совсем не беспокоит.

— Это наше дело, гегемон.

Долгую минуту Пилат успокаивал гнев. Не время.

— Послушай, Анна. Кретин Вителлий метит в легаты Сирии. Ему дай только повод, рябь на воде... Он усадит на мое место своего ручного Марцелла, и некому будет прикрыть белой тогой фокусы Синедриона. Это тебя обеспокоит, Анна?

— Каиафа теперь во главе Синедриона, — ответил старик. — Зачем ты говоришь это мне?

Пилат расхохотался.

— Все знают, что Каиафа не ляжет с твоей дочерью без твоего распоряжения. Кроме тебя здесь нет никого, с кем стоило бы говорить.

— Тогда ответь мне еще на один вопрос: неужели в пяти когортах Понтия Пилата нет ни одного солдата, способного решить проблему самозваного царя?

— Мертвый бродяга теперь опаснее живого. Убей бродягу — имя его тут же поднимут на флаг. Нужно все устроить так, чтобы имя это навеки было опозорено. Сможешь, Анна?

Бывший первосвященник чертил тростью на песке длинный крест.

— Постараюсь, гегемон.

Старик уходил из сада в сумерках. Пьяный Пилат сидел на скамье и кричал ему вслед:

— Помни, Анна, чтобы даже имя...

 

Михаил Красюк. Евангелие от Анны

Михаил Красюк. Евангелие от Анны

В Песах жара усилилась. В окрестностях Иерусалима никто и ничто не шевелило воздух. Только пара римских солдат пинало в гору трех истерзанных мужчин, волочащих на спинах деревянные кресты.

К этим крестам их и прибили чуть позже. Двое из них были разбойниками, третьего же конвоиры звали машиахом. Над его головой закрепили титлу с надписью на арамейском, греческом и латыни.

«Иуда из Кариота, Царь Иудейский».

Один из учеников Иуды по имени Иисус наблюдал за экзекуцией из-под горы. Когда солдаты ушли, Иисус тряхнул кошельком с тридцатью тетрадрахмами, раздал по пять четырем своим спутникам. Луке, Матвею, Марку и Иоанну.

— Уяснили, что и как описывать?

Четверо закивали.

— Вот ваши деньги. Петр получит должность, — Иисус встал и посмотрел на город на горизонте. — Идите и говорите.

Солнце садилось, и тени от крестов ползли к ногам «апостолов». Тени часто искажают форму предметов, — думал Иисус, возвращаясь в сумерках в Иерусалим. Все зависит от того, с какой стороны падает свет.

Отставной первосвященник наверняка бы с этим согласился

Михаил Красюк

Author

Михаил Красюк

Оксана Солоп

Illustrator

Оксана Солоп

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.