Yep It`s Not Nope

Вероника Коломиец. Мы вышли опять не из той дыры

Letters / Poetry, Letters 26 Март 2017
<p>Дмитрий Локтионов. Зайцы и капуста (Предчувствие гражданской войны)</p> (фото: )

Дмитрий Локтионов. Зайцы и капуста (Предчувствие гражданской войны)

* * *

— Да вы, говорят, поэт?
— Да вы, говорят, крылат?
— Да я, говорят, раздет...
— Да я, говорят, распят...

* * *

Кто поцелован, ну а кто и проклят,
Лики пусты, стоящих «при дверех»
Смертями, кровью, болью не искупим,
Чужой золоченный отвешенный нам грех.
Болит земля под градами ударов
Замолкли птицы, — им не до весны
Им больше некуда сегодня возвратиться,
Вода и воздух с привкусом войны.

* * *

Кто достает из дыр своей души
Алмазы, что сияют лепестками
И распускаются как чудо с чудесами,
Те никому ни цента не должны.
И их не ждут, о них нигде не вспомнят,
Их позабудут через сонм времен.
И я так буду забытьем пленен.
Покуда лепестки под взглядом вновь не дрогнут.
Покуда под лучом не заиграют грани,
Что вылились в алмаз из алой раны
Распоротой души.
По нам не закричат. Не понесут знамен.

* * *

Прокол в мироздании...
Мы вышли опять не из той дыры.
Я заглянул в расписание -
Не в это пространство вышла ты.
Я хлопнул себя по коленям,
Горячему лбу ладони отдал.
Мы разминулись во времени:
Годами, а не секундами.
Я вроде бы все проверил
Все коды и все запросы.
А люди на улицах курят
Не трубки, а папиросы.
А ты сжимаешь свой ландыш
Стоишь сейчас в этом же месте,
Но только немного отстала,
Наверное лет на двести.
Корю я себя и ругаю,
Наверно сбойнула машина.
Разбросаны меж временами
Женщина и мужчина.

* * *

Хотеть, лелеять, ждать, томиться
И душу в клочья нетерпением порвать.
Дойти в пути до оглушительного «Старта»
И под ногами «Финиш» прочитать.

* * *

Не ищи меня. Я не в этой Вселенной.
Я немножечко вышла за Волшебством.
На перекрестке грозы и забвений,
В тайную дверцу под звездным мостом.
За пеленой заката скользну привиденьем,
Звон серег утонет в глади реки,
Там где свобода давно
Превратилась в Легенду,
Я в фонаре пронесу ее угольки.

* * *

Pretend that you believe in wonders,
In masks blowed out from the face,
In immortality and hours,
That count ages, not my days.

* * *

Тяжелый дар поэта:
До белой кости обнажая суть,
Тех масок, что на нас надеты,
Пытаться лучше сделать тех, что их несут.

* * *

Будь моим золотом. Каплей между грудей.
Бьющейся лотосом сердечной чакрой.
Отыщу смысл в старом ржавом ведре
И выплачу туда. Всю себя. По капле.
Схватить за загривки стаю твоих снов.
Понять твой вкус никогда тебя не касаясь.
Кричать и выть тайком на Луну,
Замироточить, от любви в куски разрываясь.
Будь моей истиной. Каплей между грудей.
Пульсацией странной души поневоле.
Ты показал мне храм, там в своем сне,
Храм полный света, красок и боли.
Будь моим зеркалом. Каплей между грудей.
Отражением затерянных самоцветов.
Мы оба чувствуем себя как на дне,
Засыпая порознь в своих постелях.
Вой стылого ветра в мое окно,
Как стенания раненого зверя.
Ты снова там. Бесконечно и далеко.
И я в твоем сердце горю угольком потери.
Будь моим топливом. Каплей между грудей.
Пылающей как октановое море,
Переплавляющей все в нежность к тебе,
Разрывающей душу своей сладкой болью.

* * *

Присипаний снігом пейзаж.
Беззаперечна скрута.
Все завмерло наче лід.
Навіть в крові отрута.
Ніхто у дім не зайде,
Бо дому давно немає,
Листи серед віт ганяє,
Журба, що в мені живе.
А привид знову сумний,
Блукає на попелище,
Читає мої листи,
Що відлітають вище...
Прозора, як скло, душа,
Прикинулась наче лідом,
Руйнується дзвінко тріща
І йде за листами слідом...

* * *

Мой маленький мир рассыплется, помня тебя,
Застынув опять на колесе удачи.
Оно, как всегда обернувшись, скинет меня,
А также глупцов, эгоистов и тех, кто не плачет.
Над прахом поднимется рожь, запахнет дурман.
И тьма, убаюкав, проснется алым рассветом,
И мертвый герой опять исцелится от ран.
И старая сказка вновь расскажется где-то.
Мой маленький мир рассыплется, помня тебя.
И черная тьма, скользнет ко мне на колени.
Распятья, кресты, позвякивают на цепях,
И Хаос мурчит, наверное, от умиленья.

* * *

Века черт-те когда и времена нигде
На пыль все разорвало в бездонно-страшном сне
Когда все маски сняты, лишь красный нос остался
На вечно озорном и клоунском лице.
С улыбкой пиллигрима и париком из ваты
Осталось потешаться над глупостью людей
Из бездны Ничего вернуться наши души
И в Ад своих ошибок нырнут в который раз.
Лишь Арлекин смеется от глупых их попыток
Сбежать от Судьбы власти, от ее честных глаз.

* * *

Из меня снова полились стихи.
Свей мне гнезда из пустоты.
Невидимка закрывает рукой нам рты.
Нет. Не здесь. Не я. И не ты.
Я пытаюсь кричать, но не сумею.
За петлей петля. Стежет сердце швея.
Ты не коснешься. И я не покраснею.
В черепе истин свились кольцом змеи.
Невидимые звуки. Падают с губ Надежды.
Каждый несет крест. Смеются невежды.
Мы уже никогда не будем как прежде.
Горький вкус сна. Снежный.

* * *

Ти марево моїх очей,
Ти сон навічний, без обмеж чудовий.
Я так ткала тебе із крові і ночей
Із сльоз що линули самі собою.
Плекала зернятко, плекала як дитя
І гралась з ним, коли ніхто не бачить,
І воно виросло у Велетня-Життя
І тепер дивиться як мама плаче.
Чому твій смуток так гірчить мені?
Чому карає моє сердце ніжність,
Що схована всередині тебе?
Лиш в снах живила мене її світлість.
Чому початок рік в моїх очах?
Чому твоя вина така глибока?
Я так люблю тебе, мій синьоокиї птах
Але я в небо піднялась високо.
Сумний уклін на лінії очей,
Невимовлених вуст пусте страждання.
Чому обидва стали ми німі?
Чому покарані оцим чеканням?
Дві статуї зустрілися без рук
І тільки водопади тихо плещуть
Із їх печер, де схован серця стук
Із дір, де очі бачили безмежність.
Навчусь кричати. Прокричу на світ,
Тим криком, що співає лазуриця,
Що не існує більше меж і літ,
Для тих хто мріяли коли-небудь зустрітись 

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.