Yep It`s Not Nope

Бит-поэзия. Майкл Макклур

Letters / Beat Generation 13 Март 2017
 (фото: )

Поэма пейотля

1

Чистота — ясность рассудка — сижу на черном стуле — Качалке —
на белых стенах отражается как тучи
ползут по солнцу. Да у них, похоже, интим! Комнаты
лишены значенья — это просто отсеки пространства
всяких там красоты и уродства. Слышу я
у меня внутри музыка и сижу’ пишу ее
ни для кого. Прохожу мимо фантазии, поющих
мне цнрцеины песни. Заглядываю в гости
к населяющим меня народам, знаю про них все
что нужно.

Я ЗНАЮ ВСЕ! Я СЛИВАЮСЬ С КОМНАТОЙ
вот золотая кровать излучает свет
в воздухе сплошь серебристые виселицы и ножны
улыбаюсь довольно.
Я знаю все что возможно знать.
Я вижу все что можно почувствовать.
Я дружу с болью в желудке.
Ответ
на любовь — голос мой. Времени — нет!
Ответов нет тоже. Ответ на чувство есть мое чувство
Ответ на радость — радость без чувства.
Комната — херувим разноцветный из воздуха и сияющих красок. Боль в животе
тепла и нежна. Улыбаюсь.
Боль никуда не направлена, никакого мученья.
Свет превращает комнату из желтой в лиловую!
Темный коричневый угол за дверью как драгоценность — интимен, молчит и спокоен.
Место рождения Брамса. Я знаю
все что нужно мне знать. Некуда торопиться.
Я читаю значенья обшарпанных стен и потрескавшихся потолков.
Я отпочкован. Я закрываю глаза от боли и бога.
Принужденно моргаю с непринужденной радостью.
Улыбаюсь своим движеньям. Шагая ступаю все выше и осторожнее. Я
заполняю пространство. Вижу тайну и четкое кружево дыма у меня изо рта
Я беззаботный осколок всего. Очень четкий.
Отдельный от красоты и уродства. Я вижу все.
(ШИРОТА)
и мрачный напряг — сосуществуют во мне. Это больше не тучка
но настоящая плоть как скала.
Словно Геракл первобытной материи и жизненной силы.
Я не боюсь даже того что поблекло, я все принимаю.
Красота у вещей — нс от нас но я ее вижу. Она вокруг меня.
Это индейская штука. Настоящая!
Здесь, сидя в этой квартире, я думаю думами племени. БОЛЬ В ЖИВОТЕ!!!
Время исчезло.
Явился мужчина который является богом лисиц у него под когтями грязь из норы недавно вылез видать
Мы улыбаемся в знак узнаванья.
Я свободен от Времени. Признаю не ликуя — констатируя факт.
Когда закрываю глаза, вижу сполохи света.
Взгляд расплывается, скачет.
Я вижу, что у меня три ноги.
Я вижу сразу семь разных мест!
Пол скособочен — комната скошена предметы плавятся, сливаясь с друг другом. Сполохи света
и сгустки предметов. Я жду наблюдая как гибнет физический мир.
Я стою на столовой горе пространства и времени.
! БОЛЬ В ЖИВОТЕ !
Сочиняю музыку жизни в словах.
Слышу круглые звуки гитары в цветах.
Осязаю их плотью.
Вижу разнузданный хаос слов на странице
(беспредельная красоты)
(Милый мой Йейтс и его шмат гашиша.)
Мой желудок и я — два существа,
что свела вместе
жизнь.
В ЗНАНИИ — СИЛА мы улыбаемся поняв.
Встав у окна я всматриваюсь в сине-серые сумерки скуки.
Я теплый. Смотрю в пасть дракона пространства.
Я пялюсь на тучи и вижу их дымчатые спирали.
Вихри-хим еры...
Я велю мелким тучкам исчезнуть.
Они превращаются в рыбок едящих друг друга.
И меняясь словно святые призраки Данте
Становятся ястребом замершим в самом зените чтобы бросить мне вызов.

II

Огромная птица с большими глазами. Застыл динамический
профиль.
Ноги выставлены вперед таращится на меня.
Перистые облака перьев темно-серые на сером на синем фоне.
С паркового утеса — город — смурная туманная панорама.
Зелень травы над камнями, розовая аура неона.
Шпили уперлись в тучи. Я помню окно, удивленье.
Вид над коньками крыш из окна.
Я — высоко над парком. Ищу тучи в спокойном небе.
Завитки и клочки.
Поле зренья — развернутый угол. МОЙ ЖИВОТ РАЗДУЛСЯ И ОНЕМЕЛ!
Я вошел в обнаженную сущность
красоты больше нет экзотика кончилась смотрю в лицо фактам пустоты,
понимаю что время зависит от способа измеренья что
время условно,
ищу блеска метаморфоза, ярких цветов превращенья,
жду, что стану флягой наполненной удивленьем увижу алмазы, но ни
в чем нет
смысла. Боль без страданья простор без прикрас.
Остались лишь чистые факты зренья — вот Город!
Странно, что я вижу зданья так близко я вижу их близко.
Ах! как я рад их видеть! Все изменилось
но мне наплевать я просто знаю.
ГИГАНТСКАЯ, КОМИЧЕСКАЯ, ЯРОСТНАЯ ПТИЦА В МОЕМ
ОКНЕ!
Призракам, душам, что образуют ее, воспаряя, в этом мире объяснений не нужно.
Большое пространство лишенное интереса — нескучно.
Вот свет из зерен и цвета
розоватых аур и ярких апельсиновых красок.
Дребезжащие звуки, уродские здания, что клонятся в пустоту.
Суть моего разделения проста я призрак из плоти в холодном воздухе. Мне не нужно ответов
Я не нуждаюсь в поддержке. Я сам по себе.
Ничто не сможет стянуть меня книзу
Возвращаюсь к окну опять ищу Ястреба
Я помню кровоток, жару и холодный почти-что-страх внутри. Ничего
нет н ночи только быстрые тучи. Нет звезд.
Дымно-серый и черный а комнаты цвета голубого мексиканского стекла и белый.
Мой взгляд проникает в старые слои краски
в коричневый и зеленый. Я увяз в грезах любви.
Кисточки коврика с начесом как кружево.
Я в Парке над всеми и холодом.
Я в комнате в светлом Аду и теплом Раю.
Я потерялся в воспоминаньях.
Хожу, ощущая приятную грузность тела.
Теплая боль мне приятна.
С удовольствием думаю о ее прекращении.
Я знаю, ничего не изменится. Знаю — я здесь, вне всего, в самом себе.
Переход — глаза болят от радости в тепле.
Край тряпки как кисточки — коврик с начесом
белый — твое плечо в кружевах —
позади белая стена — зелень просвечивает через
кружево вновь сладкая память во мраке.
Запахи ясно в моей голове над твоим плечом.
Твоя загорелая рука на тиковой тряпке.
Синие полосы на белом запахи дыма и тел.
О! — и опять имеющая размеры пустота и Времени нет.
Наше дыхание колышется в углах комнаты!

III

Я ПЕРЕМЕЩАЮСЬ ПО ЖЕЛТОЙ КУХНЕ
кайф отходняка так и не будет — потолок коричневый.
Я смотрю на циферблат красных часов — бессмысленно.
Я знаю что в моем окне небо, зачем вертеть головой, я
застываю навеки стою неподвижно — сгусток из плоти в пустоте воздуха.
Я в бесплодной теплой вселенной вне Времени.
Боль в моем животе — твердое тело.
Нет ни радости ни волненья, курю сигарету в тесной комнате локоть на газовой плитке вижу кое-что новое —
сгоревший как моя сигарета и рука моя в воздухе жужжанье неслышимых
звуков, в воздухе полно каких-то новых вещей.
Вне всякой связи, чувствую твердую пустоту всех вещей и как бы мой живот тверд и болит,
я отстранен но мы — вместе,
в пустой комнате мой желудок и я мы склеены вместе сухим теплом в пространстве.
У этого нет никакой причины!
Нет ничего кроме форм в пустоте — нет ни уродства ни красоты.
Такие дела.

ВОТ Я СТОЮ СЕБЕ У ГАЗОВОЙ ПЛИТКИ вне причины и времени.

Я — тепло, которое у меня внутри.

ЖЕЛУДОК ЖЕЛУДОК ЖЕЛУДОК! БЕСКОНЕЧЕН И ПУСТ

Я в мгновенье пространства.
Я вижу все и сознаю все
Я любознателен но знаю что кроме него нет ничего —
события мира продолжают твориться вокруг меня вот кольца и клочья дыма
вот звуки позднего полдня и раннего вечера а между ними целая вечность
я вижу как она проходит меня ничем нельзя удивить —
для меня это не новость, все всегда так и было —
в память войти означает войти в длинный черный туннель.
Моя комната огромна и вместительна но лишена СТРУКТУРЫ И СМЫСЛА.
ТАК БЫЛО ВСЕГДА.
ВОТ ЦВЕТА раннего вечера — такие же как всегда.
Я таков и таким буду всегда.
Я стою ощущая свою неподвижность.
Поднимаю голову с изяществом последнего знания
Ступаю высоко, гордый своим великодушием и осведомленностью.
Боль часть меня.
Боль в желудке.
Облака проплывают мимо и мне их не остановить.

ЦВЕТ — ЭТО РЕАЛЬНОСТЬ!
ГЛАЗ — ЭТО ПЛАМЯ СПИЧКИ!

Боль — это твердый сгусток сплошного страдания от которого я теперь свободен.
Ответ на радость — радость без чувства.
Ответ на любовь — мой голос.
Комната — твердое тело из предметов и воздуха.

Я ЗНАЮ ВСЕ. Я НАПОЛНЕН УСТАЛОСТЬЮ
Я закрываю глаза от боли и бога.
Принужденно моргаю с непринужденной радостью.
Я свободен от сиюминутности —
Времени больше нет!
Я прожил всю жизнь по фазам — от узорчатой роскоши до суровой небрежности.
Мой желудок — любовь и нежность, любовь и нежность.

Я НА ПОДСТУПАХ КО ВСЕМ ОГРОМНОСТЯМ, КО ВСЕМ ЗНАЧЕНИЯМ
Боль из желудка проникла в мои грудь горло и голову.
Гигантский скачок! Смотрю в пропасть окна.
Выглядываю из своей теплоты, ощущая.

БОЛЬШЕ НЕТ НИКАКИХ КАТЕГОРИЙ!!!
( О ЧУДО, ЧУДО, И В МРАКЕ И В КРАСОТЕ отстраненный в вечном невозмутимом остолбенении — теплый
как камень в пустоте беспредельного пространства
я знаком и с мелким масштабом и с беспредельем пространства.
Вытянув руку вперед.
Вижу все досягаемо и реально.
Ответ на любовь — мой голос.
Я уверен. Такова предельная правда обо мне.
Для меня мои чувства реальны.
Тверды словно стены.
— Я вижу значение стен —
отсеков пространства, цветных задников.)

АД И РАЙ — ДОСТИЖИМЫ. МНЕ ГАДОСТНО ОТ НЕХВАТКИ РАДОСТИ

и радостно от нехватки радости и гадостно от нехватки гадости.
Как сухо в желудке!
И не экстазно от знания

Я ЗНАЮ ВСЕ ЧТО ТОЛЬКО МОЖНО ЗНАТЬ

ощущаю все что вызывает ощущения.
Воздух жалобно чист.
Свечение без источника света.
Совершенство.
Слышу все что можно услышать.
Нс существует шума существует нехватка звука.
Я на равнинах Космоса.
Нет духов кроме духбв.
В комнате нет ничего кроме зримых предметов.

БОЛЬШЕ НЕТ НИКАКИХ КАТЕГОРИЙ И НИКАКИХ ОПРАВДАНИЙ

Я уверен в своих движениях я тело посреди воздуха.

Брешь

Баррикада — стена — крепость,
Зловеще-веселая, ннднго с шафраном —
А ну долбанусь-ка я об нее!
Чтоб снести ее, или
Стать частью стены...
Разбрызганным мозгом иль оттиском злобной ступни —
Расшатаю вконец блестящую кладку
Или вообще развалю —
Пусть летят кусочки.
Как звезды1
Буду охотничьим кубком,
Пройдусь колесом
Сквозь преграду из белых стволов!
На работе — ровно в три ночи — на продуктовом рынке
Таскаю корзины с латуком и цветною капустой — перед рассветом
Виденье — крысы вдруг стали шиншиллами — я нахожусь
У подножья утеса — потею — горю — восторг и ужас
Окружен туманом — кружащимся вихрем черных
Галдящих животных — вон черная рысь глаз таращит в дыру из утех
Благоухает тухлый латук —
Промозглая морковная улица.
Вот моя голова — а вот мои руки.
Я не хотел этого.
Обратно в сиянье —
Полдень —
Город.

Стена — Крепость.

Песнь

Акулы клык был создан для кусанья.
Считайся, с замыслом/ Мне претит красивость / я создам одеянье жестов лишенных красоты кроме той что присуща движенью и словам
Слушай/ Слушай/ слушай/ Слушай /Слушай слова как волны / как напор все разрушенье — где нет разрушенья там сила отсутствует.
Мускул становится вдвое сильней за счет смерти клеток.
Связки шепчут скелету.
Слушай/ Слушай/ слушай/ Слушай /Слушай а слышат лишь нервы.
Поле и семя едины в своем разрушенье
Взаимном.
Сплетение замыслов, спутанных вместе...
Любовь — возбудимость тканей. Любовь
Составляет нечто из листвы и цветов
«сжатие губит» каждый бутон содержит в себе некий замысел / Любовь / Сила / Свет и Тьма / готовы к цветенью.

1957

Телониусу Монку

ВСЕ КРУТО ВСЕ БЕСПРЕДЕЛЬНО СЛОВНО РЕЗВЫЙ АГНЕЦ ДЖАЗА. Я ВИЖУ
за мною опустились жалюзи.
Авалокитешвара! я благословлен и спасен. Я слышу красоту прыгучих нот. Я спасен!
Я еще не означает Любовь, Авалокитешвара, Каннон.
люблю вашу бледную красу
смотрит — мой искаженный лик и голова
вновь тают.
СЛЕДИ НЕ ОТРЫВАЯСЬ КАК ПОДНИМАЮТСЯ И ОПУСКАЮТСЯ
ЖАЛЮЗИ ТЫ РАСТВОРИЛСЯ ВО ВСЕМ ЭТОМ
беги от самого себя, давись
моей к тебе любовью, счастьем
на мгновенье
(Все есть огонь и я жирею чтобы стать свечой.)
(Будь осторожней крезанутый чувак пылающее сердце.)
О, ты! О, ты! О, ты! О, ты! Усталый старый страх. О, ты! О, ты

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.