Yep It`s Not Nope

Скелеты улыбаются в шкафах

Letters / Literature, Poetry, Poetsy 26 Июнь 2016 / Евгения Чуприна (author)
Скелеты улыбаются в шкафах (фото: )
Скелеты улыбаются в шкафах

При слове «слэм» у всякого нормального человека возникает образ толкающихся пьяных тинейджеров на концерте рок-группы. Образ, конечно, родом из юности. Нынешние тинейджеры не толкаются, они — тви. Они носят бутерброды и свитерки. Ненавидят индивидуальность и все, что порождает неравенство. Если вы печальный бомж, вам организуют поход в Диснейленд, но если вы ярки, умны и талантливы, да еще и профессиональны, то вас с кашей съедят. Таковы реалии современного мира.

Поэтический слэм же — явление олдскульное. Он возник в Чикаго в 1984 году... кто вякнет на счет Оруэлла, пошел в ... Изобретатель слэма — Марк Келли Смит, которому хотелось, чтобы публика на выступлениях поэтов не скучала. Вполне понятное желание, учитывая, что поэзия по сути своей больше годится для аудиального воспроизведения, нежели для чтения глазами. Записывать стихи буквами — пагубная практика, которая возникла сравнительно недавно. Но с тех пор, как в качестве идеала была выдвинута книжная поэзия, и читатель даже перестал шевелить губами, аудитория поэзии сузилась до размеров скафандра.

Марк Келли Смит предложил поэтам прийти в клубы, где отвисают простые трудяги. Много времени на самовыражение не давать, потому что один самозваный гений, особенно пьяный, способен занять собою весь вечер. Вот я помню, некий Иван Жданов должен был выступать в киевском кафе с двумя другими великими русскими поэтами, однако своих коллег на сцену вообще не пустил. Вряд ли такую практику следует поощрять. Так что три минуты — да, а потом — санкции. А чтобы у этого действа был смысл, поэты должны состязаться между собой. Зрителей же следует максимально вовлечь в процесс. Сформировать из них жюри — такое, как в популярных телепередачах.

Нововведение понравилось. Слэмы стали проводиться регулярно, причем не только в Америке. Сейчас между собой состязаются около 80 команд всего мира. В движ влились представители африканских народов, и все было хорошо, пока в дело не ввязались русские поэты. Они сбежались, как некрасивые телки на кастинг, в надежде, что их наконец-то допустят к публике. Но публика не пришла. Она сказала твердое: «Нет, я не люблю поэзию. Пушкина там, Блока — да, а поэзию — нет». Однако поскольку поэтов сбежалось много, они и образовали собой публику. Несколько действительно хороших слэмеров, таких как Андрей Родионов, локализованных в Петербурге, утонули в океане амбициозных серых человечков, которые были всюду — и на сцене, и в зале, и в жюри.

Из России слэм попал в Украину. Идеологом его пытался быть Толик «Уточка» Ульянов, который, заручившись поддержкой Александра Кабанова, замечательного поэта и главреда культового журнала «ШО», даже написал об этом книжицу. Но он всех задолбал своим агрессивным снобизмом. В частности, окрысился на Сергея Жадана, фигуру мирового уровня, который знает языки, много ездит и видел заграничных слэмеров. Жадан, тоже при участии Кабанова, собрал команду украинцев и попытался состязаться с россиянами, но российская публика эти попытки безжалостно прокатила. Уточка же по этому поводу злобствовал.

После чего Жадан положил на все болт и стал выступать с рок-группами, собирая завидные толпы поклонников. Слэмом занялись локальные знаменитости. Жадан и «Собаки в космосе»: 

 

Также ушел из слэма львовский поэт Гриц Семенюк, он сделал музыкальную программу вдвоем с живым классиком Издрыком. Ранний Гриц Семенюк: 

Но эта эпопея не прошла бесследно. Был открыт замечательный двуязычный харьковский поэт-слэмер Артем Полежака, который вообще практически нигде не публикуется, а только выступает. Сначала с ним происходило то же, что и со всеми слишком яркими чтецами у нас — публика его прокатывала, как бы показывая этим свой тонкий вкус. Тут вам не Америка. Но постепенно выяснилось, что любить стихи Полежаки — хороший тон, и тогда он начал почти всех побеждать.

В украинском литпроцессе также есть замечательная попутчица слэма — Леся Мудрак. Она собственным путем пришла к этому формату, декламируя эротическую поэзию. У нее тексты слишком сложные для чтения, но выразительно произнесенные со сцены, понятны почти всем. В слэм-движ Леся влилась уже на позднем этапе — когда поэт и спортивный комментатор Дмитрий Лазуткин стал проводить «Клуб бойових митців», и потом эту лавочку у него перебрали «Бои лириков». Кстати, это пока что последнее слово в украинском слэме. 

То есть, poetry slam — идея сама по себе отличная, но сейчас она нуждается в переосмыслении. Состязания в артистизме приводят к тому, что публика выбирает самого заунывного из поэтов, или который забыл текст, а слишком крутые и мастеровитые авторы злобно изгоняются. Дать человеку из толпы судейскую табличку — это все равно, что дать обезьяне гранату. Может быть, такие вещи проходят в Чикаго, но только не у нас. Так что более естественна система, когда публика голосует деньгами в шляпу. Но и тут тоже есть подводные камни. Нельзя, чтобы выступающий сам получал свои деньги, потому что тогда их вбрасывают друзья и близкие. Однако обменивать дуэлянтов выручками, как предложили «Бои лириков», — слишком уж обидно. Лучше всего, по-моему, чтобы вообще всю выручку получал главный победитель, а побеждал тот, кто соберет наибольшую сумму. Заодно таким образом мы создадим стимул для бедных гениев. Мне кажется, что подобные слэмы можно устраивать на «Барбакане», в закрытом клубе киевских художников и поэтов. Следите за объявлениями 

Евгения Чуприна

Author

Евгения Чуприна

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.