Yep It`s Not Nope

Джейми Н Коммонс — аккуратно ступающий

Нарратив / Narrative 31 Июль 2018 / Дмитрий Белобров (author)
 (фото: )

Джейми Н Коммонс вошел на музыкальную арену, полную львов и диких животных. Вокруг — страшный музыкальный хаос, полная дезориентация, тотальная победа продюсерского продукта. Джейми словно этого не заметил. Сел в уголке, взял гитару, и стал играть невообразимый микс из фолка, блюза, рока, госпела и даже немного хип-хопа.

Как он выжил в этом водовороте — диву даюсь. Сейчас обладать четкой линией в отстаивании своего музыкального вкуса практически невозможно. Всех уносит в «спеть дуэтом с Рианной». Джейми вошел сразу с широкого шага, но не хлопая хамски дверью. Мог бы, но не стал. И как-то слишком тихо.

Начал с хип-хопового ритма, пост-роковой The Devil in me, о христианском ощущении вины за саморазрушение. Песня о темной, деструктивной своей стороне. Сложно найти свет в королевстве, которое я сам выстроил — поет молодой автор. Такое обычно поют кантри-певцы лет под шестьдесят.

Следующая песня — более «белая», задорная и рок-н-ролльная Rumble and sway. Стоит отметить, что пока что Джейми — скорее пессимистичный автор, солнечные мотивы у него прорываются редко.

Into the Jungle — жесткий пост-рок о дикой жизни американских улиц. Здесь влияния хип-хопа и госпела даже больше чем обычно.

Он перепевал и классику. Дилановская All along the watchtower, чей общепризнанно лучший кавер записал Джимми Хендрикс, в варианте Коммонса предстает балладой Ника Кейва.

Заканчивает «хип-хоповую трилогию» песня Karma, в которой сильнее всего чувствуется дрейф к классическому хард-року.

Примерно в это же время для сериала Ходячие мертвецы Джейми записывает двухминутную, минорную фолковую песню Lead me home. С одной гитарой и минимум эффектов Джейми показывает свою самую сильную сторону. Господь, живущий внутри меня, покажи мне путь... домой.

У Джейми непривычно много религии в песнях как для современного человека. Он словно мальчик, сбежавший из пуританской комунны в конце 50-х, ворвавшийся в радужное лето любви своим апокалиптичным голосом.

Пока что максимально похожая на magnum opus — совершенно оторванная от хип-хопа, полностью фолк-роковая, южно-готическая The Preacher, про внутренний религиозный разлом, когда одна рука на спусковом крючке, другая — на кресте. Барочность удивительным образом не мешает. Надтреснутый, черный голос, тьма и просьбы вроде покажи мне небеса или ад. Хорошо получается, раз приручил пафос.

Однако, с гитарой ему явно уютнее. Убрав всю аранжировку, он не теряет своей харизмы. For you to learn — совершенно в стиле фолка шестидесятых из Гринвич-Виллидж, где крутились Эрик Андерсен и Джексон С. Френк.

Lola и Don’t you know звучат как неизвестные песни рубаки аккордного блюза Артура «Биг Боя» Крудапа.

_

И моя любимая, словно «разаранжированная», сведенная до трех аккордов и губной гармошки. Бродяжническая, про тяжелую жизнь Low Life, с пробивающей до дрожи строчкой Please tell me I’m broken, much easier that way — Пожалуйста, скажи мне, что я сломлен, так намного проще.

Странное ощущение: в постмодернистскую эпоху всеобщего «ничего» вдруг выдавать совершенно привычные штуки, типа «стиля», «поиски своего звука», «экспериментов». Даже есть очевидный намек на «я записываю ту музыку, какая мне нравится». Это что такое вообще? Как, откуда?

Давайте просто слушать, пока парень пишет роскошную музыку и не потерялся в дебрях безвременья.

Закончим пожалуй самой ярко госпеловской песней Glory, glory, hallelujah

Дмитрий Белобров

Author

Дмитрий Белобров

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.