Yep It`s Not Nope

Земли диких

Cinematrix 10 Июль 2018 / Михаил Дзюба (author)
 (фото: )

Штат Монтана. Потомственный землевладелец Джон Даттон (Кевин Костнер) — местный неприкасаемый, который держит громадные территории из пастбищ, гор и речек вблизи парка Йеллоустоун. Интересы бизнеса, как и положено, обслуживает семья: сын-адвокат Джейми (Уэс Бэнтли), сын-крутой-ковбой Ли (Дэйв Эннейбл) и дочь-корпоративная-стерва Бэт (Кейли Райли). Есть еще один сын — Кейси (Люк Граймс), однако он в некотором роде ренегат, женившийся на индианке из резервации, с племенем которой Даттон много лет находится в состоянии как холодной, так и горячей вражды за территории и скот. Ко всему прочему, ушлый девелопер из мегаполиса Дэн Дженкинс (Дэнни Хьюстон) рядом с угодьями Даттона застраивает землю модным экологическим городком для миллионеров. И Джону Даттону, в общем-то, не впервой браться за ружье или давить законом конкурентов, как до этого поступали его предки.

Один из наиболее самобытных авторов современного Голливуда Тейлор Шеридан (сценарии Сикарио, Любой ценой, режиссер Ветряная река) делает шаг в сторону телевидения (правда, не без поддержи мейджора — сериал снят подразделением Paramount). И снова с темой, которая его не отпускает: краеведение провинции, коренных народностей и американских национальных ценностей. В Йеллоустоуне Шеридан затрагивает проблематику на сегодня актуальную для Штатов как никогда (в контексте победивших Республиканцев) — земля, право собственности и семья против глобализации и корпоративной унификации. Другими словами, о весьма обоснованном для многих американских граждан — тем более тех, кто все еще живет в парадигме феодальных взаимоотношений с миром — сопротивлении прогрессу.

Тейлор Шеридан в Йеллоустоуне как никогда близок к великим американским романистам ХХ века — тем же Вулфу, Драйзеру, Роту — оперируя масштабами пространств, родственных взаимоотношений, конфликтов как раз там, где тот самый знаменитый американский характер проявляется ярче всего — в кризисе. А то, что он заменил печатную машинку камерой — всего только требование времени, когда аудиовизуальная информация воспринимается аудиторией куда легче. И в американцах Шеридан видит все тех же грубоватых, но твердо стоящих на ногах мужчин и женщин, некогда проведших экспансию, видит тот стержень, некогда возведший США. Ну, по крайне мере, ему хочется в этом не ошибаться.

Будучи шоураннером, сценаристом и режиссером Шеридан оставил за собой право строить повествование с присущим ему почерком: соседство жестокости и циничности с человечностью и уважением, чуть ли не пасторальные сцены умиротворения для создания напряжения перед кажущейся еще далекой, но неизбежной бурей. Конечно, можно попенять Шеридану за раз за разом неизменный прием, но это то же самое, что вменять боксеру использование отточенной до идеала двойки: когда прием работает — это безусловно красиво.

К тому же, Тейлор Шеридан вернул в профессию Кевина Костнера. Казалось, что Костнер растратил всего себя еще в 1990-е, а в 2000-х изредка выстреливал (3000 миль до Грейсленда, Спасатель) или проматывал талант на роли совсем уж третьего плана (Человек из стали). В Йеллоустоуне он действительно мужчина-глыба, тот самый американский колосс — и такой же дикий и необузданный, как его земли.

Йеллоустоун среди всей супергеройской, медицинской, процессуальной или драматической телепродукции стоит особняком. И не потому, что сериал далек от сегодняшних запросов основного потребителя — городского населения. Нет. Йеллоустон о простом человеческом, невозможности и нежелании быть другим, о корнях, людях на земле: ее ценности для них и в них самих

Михаил Дзюба

Author

Михаил Дзюба

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.