Yep It`s Not Nope

Дагенхам Дэйв, человек и песня группы The Stranglers

Нарратив / Narrative, Song History 18 Июль 2016 / Татьяна Ежова (author)
 (фото: )

Dagenham Dave

Dave was from outer town
Manchester's likely too
Had read De Sade to Marx
More read than me and you
Scaffolding pays good bread
It pays for drugs and kicks
Dave only had one love
Had no real need for chicks
Dave was so far ahead
But now he's dead

I'm not going to cry
I bet he hit that water high

I guess he lost control
And welcomed in the night
It was too much for him
What were his thoughts that night
The river Thames is cold
It keeps on flowing on
But it left Dave alone
It just kept flowing on
There's certainly sickness here
But now he's dead


«Впервые я встретил Дагенхэма Дэйва летом 1976-го. В это время я работал у The Stranglers техником. Мы играли в пабе, который назывался The Golden Lion, и после концерта этот парень подошел ко мне, когда я собирал аппаратуру. «Нах.., замечательный концерт, чувак», — сказал он. Был он очень пьяным, поэтому я только улыбнулся и согласился. Позже я увидел его на улице разговаривавшим с группой. После этой короткой встречи я узнал Дагенхама Дэйва очень хорошо», — рассказывает Чарли Чисвик.

Этот концерт не был первым. Дэйв впервые увидел The Stranglers в пабе Pig & Whistle. После этих двух выступлений Дэйв поставил себе задачу ходить на все их концерты, независимо от того, где бы они не происходили. Дэйв заинтересовался группой сразу, потому что он был персонажем, а The Stranglers нравились Персонажи. Хью Корнуэлл прозвал его Дагенхам Дэйв, потому что Дэйв когда-то работал на на заводе Форда в Дагенхаме.

В действительности Дэйв приехал из Манчестера. Сын шахтера, он был воспитан в лучших традициях рабочего класса, со страстной неприязнью к любой власти. Он был ярым социалистом, тяжело работал физически (главным образом, разнорабочим и строителем). Он был весьма крупным, имел крайне противоречивый характер (как-то он признался, что ему поставили диагноз типа параноидальной шизофрении). Обычно он был веселым, легким на подъем парнем, но иногда напивался и становился невыносимым. Ему было все равно, скольких людей он задел, поскольку волновали его кресло бутылка в руках. На следующее утро он никогда не помнил, что делал предыдущей ночью. Он был очень умным человеком, интересующимся книгами, политикой и искусством, хотя истинной его любовью была музыка. У него были серьезные познания в области джаза и классической музыки, его кумиром был Чарли Паркер.

Он и его барышня Бренда, которую Хью Корнуэлл прозвал Bren Gun — намекая на одного из героев Острова Сокровищ, — жили в отеле в Sussex Gardens возле Bayswater W1. Поскольку они жили в отеле, они могли каждый вечер ходить в театр, кино или на концерты той или иной группы. 

В это время, когда Дэйв общался со The Stranglers, они играли в пабах The Nashville, The Red Cow и The Hope & Anchor, и на их концертах стала появляться пара-тройка завсегдатаев.

Дэйв разглядел потенциал «душителей». Он знал, что они проявят себя, и всегда говорил им об этом. Однако то время для группы было тяжелым. У них часто не было денег, они частенько получали за концерт меньше двадцати пяти фунтов. Дэйв присутствовал на концертах, покупал группе и сопровождающей команде выпивку и и даже еду. Дэйв тратил примерно пятьдесят фунтов за вечер, никогда на этот счет не сожалел и заботился о том, чтобы группа не пошла вразнос. Он нежно любил The Stranglers.

Дэйв был балагуром, постоянно травящим байки из своего прошлого и развлекавшим всех шутками. Его любимой шуткой было снять два вставных передних зуба. К сожалению, он достаточно быстро скатился до роли обычного шута, ощущая почему-то необходимость развлекать всех и каждого.

The Stranglers называли его своим фаном номер один, но Дэйву не нравилось быть возведенным на пьедестал. Он просто беспокоился о группе — получили ли они контракт на запись, куда приходить на следующий концерт, — все их проблемы были его.

Примерно в конце 1976-го на музыкальной сцене стало происходить нечто новое. Группы The Sex Pistols, Clash и The Damned изменили привычное звучание лондонской музыки, и на концертах The Stranglers стала появляться целиком новая публика.

Дэйву нравились панки и их музыка, но полностью себя с ними он не отождествлял. В то время The Stranglers подружились с группой панков из паба в Финчли, который назывался The Torrington, и они стали регулярно посещать концерты группы. Хью назвал их Финчли Фредами, а позже они были переименованы в просто «Ребята Из Финчли». И кто-то из них стал похоже шутить и разыгрывать из себя дурачка в манере Дэйва. Дэйв отреагировал мгновенно и, едва The Stranglers вышли на сцену в 100 Club, Дэйв подрался с семью Финчли Фредами, которые сломали ему два ребра и раскололи кость над правым глазом. Это было началом конца.

Настал 1977-й, и The Stranglers наконец-то получили контракт на запись с United Artists, что стало триумфом для них и каждого, кто в них верил с самого начала. Дэйв появлялся на записи в Rattus Norvegicus и раздавал продюсеру Мартину Рашенту указания как, по его мнению, должны звучать The Stranglers. Бренда, его многотерпеливая леди, не могла больше терпеть и переехала к своей матери в Sussex. Дэйв умолял ее вернуться, но бесполезно. 9 февраля 1977 Дэйв покончил жизнь самоубийством, бросившись с тауэрского моста в ледяную Темзу.

Чарли Чисвик: «Кто-то может решить, что Дэйв герой, но я знаю, ему бы это не понравилось. Я думаю, Дэйв был по-настоящему классным парнем. И только это имеет значение»

по материалам punk77.co.uk

Татьяна Ежова

Author

Татьяна Ежова

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.