Yep It`s Not Nope

Бит-поэзия. Роберт Данкан

Letters / Poetsy, Letters 22 Январь 2017
 (фото: )

Сова — единственная птица, что достойна поэзии

прощальное,
для Джеймса Броутона

Крест оставляет след — мы представляем древо.
Привычное искусство правит бал
Подручная прикажет красота чтоб тайный крик совы прошел окрест стола на окровавленных культях
а крылья выдумали позже — чтоб испортить летучий стиль семнадцатого века?

Включи туда молитву

включи туда восстанье львов иль как выносят приговор,
включи туда предвзятые сужденья угодившие в затор,
включи туда мою гардину проектируя окно,
включи туда мое окно подъемля вверх свою гардине.
включи понятье «долго» в мою подпись «вечно твои»,
включи апрель с июлем во все твои года, и львиный глаз откуда агнца слезы льют включи туда,
включи глаз агнца или как кончается абзац,
включи ту птицу что у всех в груди у нас,

включи:
включи и груди и лицо Марии,
включи рога коровьи в Мистерию,
включи слова на выпасе добры,
включи истошный крик когда молитва он,
включи диск солнца в день что вновь рожден,
включи и ночь в исход своей игры.

Маленькие львы — котята и мурлыкать любят.

включи отечески заботливые День и Ночь,
включи приказы свыше что звучат в словах,
включи изящество отсутствующих рифм,
включи рык льва познавшего триумф,
включи слог правильно обратный чтобы обратиться к божественному беспорядку вдруг,
включи то древо на котором наша жизнь висит,
включи метафору в которой на древе том Спаситель был распят,
включи всех мучеников в смысл смешного,
включи всю мебель — вещь удобная она.
включи ту птицу в ангела с крылами,

Рисунок 1

Гласные — физические
коридоры воображения,
страстно испускающие
пламенные вздохи. В стихотвореньях
гласные возникают подобно
трепыханиям совы,
в паутину попавшей, и нам дают
ужасающие намеки
на вечную жизнь.

Рисунок 2

Согласные — церковь из
сцепленных рук, остановки
и интервалы в движениях пальцев,
что дух приговаривают
к отображению пространства и времени.

* * *

Уж такова неупорядоченность решетки, что звезды выпадают из надуманных узоров, нами вдавленных в исконный хаос.

Она летит сквозь время, сотворенное ее крылом. Она ИЗМЕРЯЕТ. Словно Дали бессмертный написал ее. Она вознесена на кресте Виденья — так мы ее зрим.

* * *

Песня

Скажи мне, что ты видишь, кроха?
Сова на дереве висит.
Из трупа кровь стекает прочь.
Земное может спать всю ночь,
Все страхи неба здесь висят.
Гнездо я вижу и совят.
Что плачут и морозный мрак едят.
Скажи мне, что ты видишь, кроха?
Сова на дереве висит.
Как плоть, что на кости висит.
Все, все пронзают зубья плоти,
И звуки жизни льют вовне.
Искусно изощряя сердце
Сова глагол несет к жене.
Скажи мне, что ты видишь, кроха?
Сова на дереве висит
Средь литер шепота и вздохов,
Как орган речи что причина
Движений воздуха простых.
Стремянки звук ведут в слова.
Слова уводят в песню.
Небесные порядки мне поют.
Сова на дереве висит.
FINALE. РАСПАД КАК РАДОСТЬ
Это сова во времени, Ночная,
поздновато / рановато / вылетает
из головы Минервы — в мысль ее.
Вновь вылетает.
Махая снежными крыльями.
Как безутешная «валентинка».
Я иду вслед за ней.
Ибо я ее и послал.
Радость —
великая неразбериха из перьев и слов вихрь
словами вверх в воздушную фразу где чтец
за чтецом встречает смешанное «да/нет» любви
лицом к лицу в разбитом зеркале своего стиха.
Это — сова, что влетает, покинув саму себя,
в сердце, которое отражает целиком всю сову.
Которая радостным уханьем возвещает полет.
Взлет.

Позвольте мне возвращаться на луг

Позвольте мне возвращаться на луг,
на мысленную сцену, не мою, но существующую
и мою, у самого сердца,
на вечное пастбище в моей памяти,
куда имеется лаз,
это завершенное место сотворено светом
и отвесами вымышленных теней
Я оттуда, там не устоит ни одно здание,
это место — как Первое Чувство с цветами-искрами,
чтобы воспламенить Даму,
она Королева-У-Подножья-Холма,
ее воинство — разбуженные слова и другие — на сброшюрованных
полянах.
Это лишь видение травы, устремленной к истоку Солнца,
за час до того, как оно зайдет,
таинство этого луга в детских играх,
в обруче, катящемся вокруг роз.
Позвольте мне возвращаться на луг,
он — как собственность разума,
чьи межевые камни хранят нас от хаоса,
это место первого позволения,
вечное предвестие того, что творится.

Стихотворение — нечто естественное

Ни порок, ни добродетель не движут стихами.
«Они прилетают и умирают из года в год на скалах».
Стихотворение
питается мыслью, чувством, порывом, творит само себя,
это душевная неотложность прыжка в темноту.
Его красота во внутреннем сопротивлении истокам,
в нежелании отдаться потоку,
это зов, на который мы откликаемся из самой дальней дали,
изначальный рев,
из которого возникнет новейший мир,
это лосось, теряющий созревшие ядра.
преодолевающий речные пороги, обессилевший, слепой.
Это фотография, пригодная для ума.
Это мгновенье,— лось на рисунке Лайзы Стуббс,
где прошлогодние причудливые оленьи рога покоятся па земле.
Бесприютное стихотворение С ЛОСИНОЙ! мордой кажет новые старые
рога,
«разве что чуть более тяжелые, вымышленные»,
это единственная красота — быть лосем

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.