Yep It`s Not Nope

Паркур в средневековье

Cinematrix / Cinematrix 09 Январь 2017 / Михаил Дзюба (author)
 (фото: )

Осужденный за убийство сутенера Каллум Линч (Майкл Фассбендер) отправлен властями на эшафот. Адом неожиданно оказывается больничная койка, у которой сидит красивая доктор со стильной прической София Риккин (Марион Котийяр). Пока Каллум на непослушных ногах пытается дать деру, София объясняет ситуацию. Так уж вышло, что Линч прямой потомок ассасина Агилара де Нерха жившего в XV веке и последнего известного истории, кто держал в руках артефакт Яблоко Эдема — некой штуковины, способной управлять главным человеческим мотивационным двигателем, то есть стремлением к свободе. Он не умер, а находится в лабораториях корпорации Абстерго (наследнице ордена Тамплиеров), генеральный директор которой Алан Риккин (Джереми Айронс) ищет формулу избавления человечества от болезни насилия, по факту — занимается евгеникой. Словом, сейчас Каллума подключат к специальной машине и командируют в глубины его памяти искать, где предок схоронил Яблоко. Однако прошлое не всегда стоит ворошить.

Экранизировать игры-хиты — занятие неблагодарное. Геймерское сообщество (как и любая другая субкультура, образованная в орбите поп-культурного явления) подобно капризной барышне: даже незначительное несоответствие первоисточнику тут же провоцирует остракизм. Пожалуй, хватит пальцев одной руки, чтобы сосчитать фильмы не вызвавшие праведный гнев.

Продюсеры Кредо убийцы, очевидно, понимали, что угодить фанатам игры будет непросто, скорее — невозможно. Отчего пошли от противного: утвердили крупных звезд, элементарную, в общем-то, историю насытили дешевой интеллектуальщиной (сценарий переписывали три раза), а режиссером пригласили интеллигентного Джастина Курзеля (в прошлом году поставившего нетривиальную версию шекспировского Макбет с теми же Фассбендером и Котийяр). Таким образом, создатели, вероятно, рассчитывали понравиться если не геймерам, то широкой аудитории. Откровенно говоря, везде дали маху. Прекрасный актер Джереми Айронс занимается только тем, что напряженно смотрит в стекло лаборатории и произносит совершенно неубедительный монолог на тему: наконец-то у сильных мира сего появилась возможность окончательно подавить стремление к свободе, так как религия, политика и потребление, почему-то, до сих пор не сработали. А одни из лучших артистов своего поколения Котийяр и Фассбендер, кажется, вообще живут в разных фильмах — он делает вид, что умеет драться, она — просто делает вид. Но вот действительно досаждают ничего не значащие длинноты, в которых герои ходят по футуристическим коридорам и ведут глупые пафосные диалоги в духе кредо в тебе неистребимо, ибо оно — твой генетический код.

Несколько раз повествование переносится во времена испанской инквизиции. Собственно, это единственное, что оправдывает название ленты и обращение к оригиналу. Тут слова заменяются действием, а паркур по крышам зданий в выдуманной средневековой Европе (надо отдать должное, очень похожей на локации из игры) хоть как-то не дает уснуть. Впрочем, тот самый прыжок веры оказался слишком постыдным зрелищем при условии возможностей голливудского блокбастера.

По большому счету, самое глупое, чем можно было заниматься в фильме по мотивам игры — это читать нотации. Потому что, как правильно заметил герой Джереми Айронса, среднестатистическое население давно отказалось от свободы воли сформированной институтом демократии во второй половине ХХ века, предпочтя ей хлеб и зрелища. Ну а поколение, имеющее маломальское представление об Assassin’s Creed, так называемую свободу определило несколько иначе, более того — нашло для нее принципиально иную площадку

Михаил Дзюба

Author

Михаил Дзюба

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.