Yep It`s Not Nope

Бей костью!

Cinematrix / Cinematrix, Films 26 Июнь 2016 / Михаил Дзюба (author)
Bone Tomahawk (фото: )
Bone Tomahawk

Двое разбойников случайно оскверняют святое место странных «людей-теней». Одного «люди-тени» тут же убивают, второму удается бежать. Он закапывает награбленный скарб на окраине небольшого городка с умиротворяющим названием Брайт-Хоуп. А затем идет промочить пыльное горло в местный, непривычно тихий для таких заведений, салун. Там его, после нескольких неудобных вопросов, ранит в ногу матерый шериф Франклин Хант (Курт Рассел). Пострадавшего от свинца закона волокут в участок, куда приглашают докторшу Саманту О’дуайр (Лили Симмонс), чтобы она подлатала беднягу к вынесению приговора. Вернувшись поутру, шериф Хант обнаруживает пустую камеру: без докторши и обвиняемого, а в стене — необычную стрелу. Специалист-индеец выносит резолюцию: стрела принадлежит племени «Пещерных людей», которых за индейцев не считают даже индейцы, потому что те откровенно питекантропы. Поэтому рассчитывать, что пропавшие живы — фрустрации. Тем не менее, шериф непреклонен в решении отправиться спасать похищенных. К нему присоединяются: преданный помощник-старик Цикорий (Ричард Дженкинс), надменный хлыщ, ненавидящий индейцев, Джон Брудер (Мэттью Фокс) и муж докторши — пастух со сломанной голенью Артур О’дуайр (Патрик Уилсон) — которому не смогли отказать, хотя его травма очевидная обуза для всех.

Bone Tomahawk

Bone Tomahawk

Режиссер-дебютант С. Крэйг Заллер категорически вольно обращается с жанровыми рамками. Уверенно пользуется всем постмодернистским арсеналом. До него такое сходило с рук только Квентину Тарантино. При этом Заллер не опирается на синефильский багаж, как это делает Тарантино, перетаскивая весь свой «магазинчик видеопроката» на одну пленку. Хотя, конечно, заявленный в первых кадрах Сид Хэйг (весьма заметная персона в жанре ужасов), намекает на определенное развитие событий.

Bone Tomahawk

Bone Tomahawk

Крэйг Заллер тяготеет в сторону литературы. Он пользуется метафорой, как самым простым, но и наиболее действенным средством. Вот герои на лошадях переходят мост над речушкой, отделяющий городок от большой земли, и сразу становится понятно — грань пройдена, назад дороги нет. Долгий путь через засушливые холмы и неприветливую каменистую местность, как бесстыдная метафора к жизни, к судьбе: однообразная тягомотина, бьющая исподтишка и подбрасывающая испытания в самый неподходящий момент. Сломанная нога Артура Одуайра, которая обременяет его; но он обречен, стиснув зубы, двигаться вперед, пусть шанс на спасение иллюзорен — прозрачные реминисценции к «Старику и море» Хемингуэя и, даже, «Мифу о Сизифе» Камю. Впрочем, эта гравитация литературы становится понятной, когда узнаешь, что Крэйг-Заллер состоявшийся писатель.

Bone Tomahawk

Bone Tomahawk

Не смотря на литературность, режиссер избегает деталей: как в картинке, так и в характерах персонажей. Кроме этого, осознанный уход от деталей — троп, экспонирующий кристалл разума, идущего к достижению конечной цели. Лента снята, преимущественно, средним планом, чтобы всех четырех героев держать единым кадром. По существу, герой здесь отсутствует, никто не меняется. А вынужденное обстоятельствами движение тут отнюдь не условие для изменений, а скорее непреложность избранного пути.

Bone Tomahawk

Bone Tomahawk

Длинный, почти в две трети фильма, второй акт, показывает лишь перемещение четырех мужчин, где решительно ничего не происходит, но смотрится запоем. Скупая прямая речь из простых предложений, однако емких и остроумных, как свидетельство волевых и суровых мужчин. Курт Рассел, у которого одно шевеление шикарной густой бородой (доставшейся, видимо, по наследству от грядущей Тарантиновской «Омерзительной восьмерки») насыщает смыслом каждую сцену. Обманчивая мягкость Патрика Уилсона, как прелюдия к зубодробительному финалу.

Завершает Заллер крутым поворотом к каннибал-хоррору. Тем не менее, такой ход ничуть не отдает плохеньким шапито. Напротив, вся логика повествования определенно вела к жестокости последних сцен; натурализм некоторых заставит, пожалуй, раскраснеться даже культообразующих жанровых тяжеловесов — и «Ад каннибалов», и «Пожирателей плоти».

Во времена, когда киношные кадры чаще смотрят в сторону телевидения, а все еще главенствующая культурная парадигма постмодернизма становится похожа на сморщенную старушку, продюсерам не стоит отпускать С. Крэйга Заллера обратно к писательству. Ему нужно дать бюджет, ведущих артистов и право делать что хочет. Только посредством похожих на Заллера режиссеров можно вернуть современному кино искру, померкнувшую с приходом нового тысячелетия

Михаил Дзюба

Author

Михаил Дзюба

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.