Yep It`s Not Nope

Ленка Емченко как есть. Я хочу рисовать ужасные вещи красиво…

As ISis / Visual Art, As ISis 26 Июнь 2016 / Юлия Шемякова (author)
Елена Емченко (фото: Антон Шемяков)
Елена Емченко / (фото: Антон Шемяков)

Лена, ты кто?

Я Лена.

Лена... Это тебя родители сделали Леной, а в дальнейшем они же в тебе не участвовали. Так кто ты, Лена?

Я художник

Ты уверена?

Не очень. Сейчас вообще никто ни в чем не уверен. Но в прошлом точно художник, и в перспективе, надеюсь, тоже.

Просто лично я считаю, что такими высокими званиями, как ХУДОЖНИК, АКТЕР, ПИСАТЕЛЬ, СУМАСШЕДШИЙ индивидуума должна одаривать публика. Ведь сумасшедший никогда не признает себя сумасшедшим, лишь специальная комиссия умных людей может выдать человеку справку — душевнобольной. Так и с художниками — мало чего ты там рисуешь, у тебя справка есть? Вот если общество пришло, посмотрело и воскликнуло: «Ба, да Ленка же художник!», тогда да. С чего ты решила думать, что ты художник?

Это раньше так было, что человек сидел, ковырялся в чем-то пальцем и ждал, пока его назначат художником, музыкантом, сумасшедшим. А сейчас каждый сам придумывает себе историю. Выходит на площадь и гордо объявляет: Я — сумасшедший, я — художник, я — поэт, я — душевноздоровый. И даже может ничего при этом не делать.

Ты хочешь сказать, что публика стала непривередливой и верит на слово?

Сейчас очень много развелось художников, поэтов, писателей. За всеми не уследишь. Так что можно халтурить направо и налево.

 Ну а справка у тебя есть? Дипломы какие-нибудь, доказательства?

У меня есть диплом среднего специального образования о получении специальности художник-оформитель. Первое слово художник!

Так ты можешь оформлять витрины, как Господин Оформитель?

Могла и оформляла. А еще я когда-то в одном ДК делала афиши. Тогда не было цифровой печати и всем нужны были художники-оформители. Это было где-то в девяностых.

А, чудное время! Тогда платили едой за работу!

Я писала афиши на День Шахтера и была очень зла на директора этого Дворца Культуры. Я сделала специально очень большой пробел в слове «ансамбля». Написала от души «ансам бля». Вот тут я поняла, что как художник-оформитель состоялась полностью. И афиша моя всем понравилась — у них же совершенно не было выбора.

Кем еще работала?

О, я была руководителем самоокупаемой студии рисования!

Как это самоокупаемой? Родители платили, чтобы дети рисовали? Культура могла самоокупить себя?

В девяностые было дофига людей с деньгами. Детей привозили к нам от нечего делать. Как-то спросила одну свою ученицу, кем она хочет быть в будущем — бухгалтером, как мама. Такие вот были высокодуховные мечты у детей. Просто модно было ходить куда-то: у кого не было слуха, тех водили к нам на рисование.

Елена Емченко

Елена Емченко

Когда ты первую картину свою нарисовала? Серьезную, такую, чтоб окружающая среда сказала: «Вау! Какая красивая хрень!»

Это было в девяностых. Тогда много рисовалось картин. В Донецке тогда много было людей в бардовых пиджаках и с деньгами. Они устраивали галереи — такие продвинутые андеграунды, прикольный бандитский бизнес, очень модный. Мы рисовали тоннами для них. Они восхищались, делали выставки. Странное было время.

Что рисовали?

Я рисовала бабищ, заводы, собак. Другие тусовщики рисовали бананы и голых баб. У нас была своя тусовка — мы собирались, много курили, причем сигареты, трава появилась намного позже. Мы курили табак и пили чай. Водки не было. И что мы были за художники без водки и травы? Ума не приложу. Было дешевое вино.

А деньги откуда были?

Не помню. Их почти не было. Кстати, я вот даже не могу вспомнить, что за чай был в девяностых. Что за хрень мы пили? Не было ведь благородных липтонов, что тогда называли чаем? Понимаешь, в восьмидесятых был грузинский номер 36, я его помню, байховый — его пить было нельзя. Я помню, что было потом, а что было в девяностых вместо чая, не помню. Что-то черное, мы заваривали его в огромных кружках, пили целый вечер. У каждого была такая кружка.

О чем говорили?

О картинах. О политике не говорили. Только один раз про ГКЧП говорили, когда это все случилось, мы решили в тот день идти в переход под площадью Ленина песни петь в знак протеста или солидарности, не помню чего. Пели Гражданскую Оборону.

Слушай, когда пришла война в Донецк, мы тоже пошли в тот же переход песни петь... Традиционный протест. Когда ты продала свою первую картину?

В тех же девяностых. У меня неожиданно купили два батика — картины на тканях. За пятьдесят долларов.

Две картины за пятьдесят баксов?

Две по пятьдесят. Я получила чуть меньше ста долларов, галерея взяла комиссию. Но все равно бешеные деньги. Практически мешок гривней. Но такую ерунду больше не рисовала. Не было ж цели рисовать именно так, просто были проекты. Так вот проект «батик» был закрыт, появился новый — рисовать маслом заводы. Меня тогда Артем, мой муж, первый раз взял с собой на работу на Макеевский металлургический завод в ночную смену. Тогда были проблемы со всем: с бумагой, материалами и я делала зарисовки на коробках из под чая. Вот тогда я долго рисовала заводы — не для продажи, просто чтобы нарисовать.

Когда ты поняла, что у тебя есть свой собственный стиль?

Я только сейчас начинаю подозревать, что он у меня есть.

У тебя очень узнаваемые картины. Ты не думаешь, что это и есть твой стиль?

Не уверена. У меня есть вчерашние картины, сегодняшние и я знаю, какими будут завтрашние. Так вот они все разные. Я начинала с карандаша, это была просто графика. Потом был период масла. Затем к нам пришел акрил — мой самый любимый материал. Время акрила — это яркие, безумные цвета и целая серия картин. В моей жизни он появился с маленькой коробки детских красок. К ним я докупила строительную модную «тикуриллу» и кучу тонов к ней. Рисовать строительными красками круто. Но техника рисования полностью отличается от рисования маслом — в акриле больше ярких цветов. Масло — это классический материал, который подразумевает технику, правильные мазки и правильное содержание. А акрил — современное, яркое. Вот, например, флуоресцентный акрил — бесценно! В масле тоже есть такое, но чисто психологически невозможно себя перебороть, для меня это было бы нечестно, это обман — рисовать маслом яркое. А акрил разрешает тебе все! Это пластмасса, делай что хочешь.

Елена Емченко

Елена Емченко

Насчет классики и масла — галерея! Для меня это всегда скопище дедов и теток, пыль на картинах, портреты, ромашки и немного Айвазовского. Я тебе больше скажу — из-за всего этого тяжело и гнетущего с детства не люблю классические художественные галереи. За пыль, за старость, за теток на толстых каблуках, за масляную краску — не до восхищения. Современные галереи радуют яркостью красок, неожиданными поворотами, акрилом и свежестью. Но ведь классические галереи останутся, а современные живут не долго. Как ты думаешь, почему? Вот это все новое имеет какую-то художественную ценность?

Любая галерея имеет свою ценность. Классическая галерея с искусством прошлых веков она уже устоялась, она доказала свою состоятельность. А новые — это проекты. Что-то уйдет, что-то останется, пройдет естественный отбор. Ведь с классикой было тоже самое — что-то в печку ушло, на мусорник истории, что-то случайно или не случайно выжило.

Но для меня все равно наши галереи — это такой гремучий совок. Ведь кто там чаще всего «вешался»? Советские художники. А что такое быть советским художником? Бешеная конкуренция, травля. И если ты не член союза художников, то вообще не пробьешься. Этот бизнес всегда был очень жестким.

Ага. И это ведь замечательно — бешеная конкуренция, травля! Знаешь, как они сейчас об этом скучают? Было ж весело! А сейчас полное равнодушие. Знаешь сколько сейчас художников? Плюнь с балкона — обязательно в мытця попадешь. А раньше выйдешь такой — а ты художник! И пошел забухал. И весь такой несчастный — ведь ты непризнанная творческая личность... А сейчас личность ты, не личность — иди работай, бабло зарабатывай. Нечего придуриваться художником. Ты сначала заработай себе денег на краски и на холсты, а потом всем рассказывай, что ты художник. Понимаешь, сейчас художник — это роскошь! Нынче художника содержать не в моде. Так что давай работай — в шахту, на завод...

А ты зачем рисуешь? Все еще самовыражаешься?

Раньше я это делала потому, что у нас была компания. Мы все были художники и наши картины — это был один из элементов общения. Нарисовали — показали друг другу, обсудили, сравнили с художниками 20-хх годов. Зачем я это делала в последние годы? Чтобы занять пустующую прослойку в нашем обществе — сделать культурный слой. Мне показалось, что в Донецке его нет. И я поняла, что если каждый из нас сделает маленькое культурное событие, то таким образом мы культурный слой нарастим. И вот тогда у нас будет о чем поговорить, пообсуждать. И в этом смысле важно даже не что рисуешь, а в каком контексте ты это подаешь.

Я помню свою первую выставку в Краеведческом музее — просто идея, без ничего. У нас было 10 дней и мы успели — «Жизнь ради мусора». Нас потом страшно хвалили несмотря на то, что мы реально собрали за 10 дней гору мусора и красиво ее разложили. Идея, понимаешь! Вовремя поданная в нужном контексте. А мы еще специально тогда завезли персональные приглашения в отдел культуры исполкома, в Дом художника, в Дом работников культуры, так что у них выбора не было и они все пришли нас хвалить.

Слушай, отдел культуры исполкома, Министерство культуры и прочее — это же такой совок! Представляешь себе какой-нибудь техасский Дворец Культуры, вашингтонский отдел культуры при Белом Доме... И это при том, что у нас этой культуры почти нет, зато надстроек и отделов — девать некуда... А знаешь где наша культура? Она просто погибла в бесконечных коридорах художественных музеев и дворцов культур.

Вроде того. А еще ведь есть, кроме союза художников, молодежный союз художников. Это же страшно весело.

Ты с этими образованиями дружила?

Особо нет, я так много не пью.

А они тебя признавали за культурную единицу?

Нет. И к нам они на выставки не ходили. Зато я их посещала много и часто, это такое веселье. Представляешь — отчетная выставка молодежного союза художников, ежегодная!

Елена Емченко

Елена Емченко

О да, это такая прелесть! То есть, пока другой мытець ждет вот этого «тыдыщь» — вдохновения, у них, в союзе художников, планирование. И отчетное собрание, где нужно представить десяток новых работ и непременно лучше прошлоотчетных. Представляешь — Сальвадор Дали проснулся утром, задумался о вечном, а ему звонок из союза художников «...уважаемый Дали, у Вас через два месяца отчетик, будьте любезны новые шедевры подать. Общественность тревожится»...

Юля, зато на этих собраниях реально весело было — я как то на одной такой номенклатурной картине, где собака паслась на берегу реки, стразик налепила на жевачку прямо вместо собачьего глаза. Получилось очень красиво — глаз сверкал, а мы все фотографировались на ее фоне, даже с автором. Она все никак не понимала, чего столько радости вокруг ее пейзажа.

Ты никогда не станешь членом союза художников...

Ну почему же? Я об этом думала, собирала справки.

Справки о чем? О душевном здоровье?

О проведенных выставках. Их там должно было быть много. И справка бралась из галерей с круглой печатью. Выставился — получи справку. Желательно в музее, потому что музейная печать лучше котировалась.

Вот! Это еще раз говорит о том, что художника делает толпа и куча справок с круглыми печатями, а не собственное мнение. Давай вернемся к твоим сегодняшним картинам — снова что-то другое. Что это?

Для меня очень важно найти границу между прекрасным и ужасным. Я над этим работаю. Я хочу рисовать ужасные вещи так красиво, чтобы люди не могли оторвать глаз от этого.

На какой ты стадии?

Я подкрадываюсь к этому — пока не рисую на холстах, не рисую габаритных картин, использую карандаши. Жду, когда можно будет все заставить холстами и тогда снова придет время акрила.

Тебе что-то мешает? Лень, война, денег нет?

Не вижу смысла. А деньги, когда появляются, уходят на бронежилеты.

А какое место художника в жизни, в быту, в социуме? Хорошо, когда художник родился в богатой семье и рисует в свое удовольствие. А если нет? Что делать окружающим, пока оно там самореализовывается? Колбаса или картина?

На начальном этапе, когда ты еще не знаменит и не зарабатываешь рисованием деньги, творчество нужно воспринимать как награду — вот ты хорошо поработал, накормил семью, тогда иди и купи хороших материалов, рисуй в свое удовольствие. Нет — значит только альбом за 15 гривен и дешевые карандаши.

Как ты думаешь, при таких жестких раскладах в Украине возможна качественная культурная прослойка?

Да, возможна.

А она нужна?

Да, нужна. И есть люди, которым это интересно и нужно. И есть те, кто готов вкладывать в это деньги. Социум без поэтов, художников, музыкантов не есть общество, оно пустое. Да и подрастающему поколению это важно, они же должны к чему-то стремиться.

То есть культура должна быть в приличном обществе?

Непременно! В любом виде и в любых проявлениях. Всегда должен быть кто-то, кто будет сидеть на Набережной и задумчиво мять кисточки.

У тебя есть что сказать, кстати, подрастающему поколению?

Есть. Слушайте внимательно:
«Человек! Если ты не можешь не рисовать, то рисуй. А если ты можешь не рисовать, то лучше, сука, не рисуй!»

Юлия Шемякова

Author

Юлия Шемякова

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.