Yep It`s Not Nope

Светлана Бень как есть. Прыг-скок и детские песенки

As ISis / As ISis, Interview 26 Июнь 2016
Светлана Бень и Серебряная Свадьба. Иллюстрация: Александр Олялин. Фото: Павел Дацковский  (фото: )
Светлана Бень и Серебряная Свадьба. Иллюстрация: Александр Олялин. Фото: Павел Дацковский

Я не анализирую, какие песни у меня рождаются. Было время, когда проблемы наши заключались лишь в том, могу я позволить себе купить сумочку или не могу, любит или не любит, меня обидели, меня толкнули в транспорте, я не нахожу своего места в жизни, я не состоялась как модель... Так вот, когда мои проблемы были такого уровня, то мне хотелось иронизировать по этому поводу и смеяться над этими проблемами, преодолевать их посредством написания ироничных и жизнеутверждающих композиций. Когда же в мире наступил полный пиздец, то мне уже не так интересно, толкнули ли меня в транспорте и любит или не любит. Меня тревожат другие штуки. И поэтому песни стали писаться другие — по-другому не пишется. Эти песни требовали другого звучания. И группа это звучание создала.

Не знаю, каким будет следующий этап. Мне вовсе не хочется быть в этом сумрачном этапе, все равно я не вижу в этом перспективы. Это был какой-то выброс того, что я чувствую, что сейчас в мире разлито. Этому нужно сопротивляться. Необходим какой-то резистанс, я только еще не знаю какого рода. Как автор я не считаю необходимым все время транслировать лишь печальные стороны жизни и какие-то свои внутренние рефлексии по этому поводу. Вот песни Человек Паук и Тур де Франс, что мы недавно написали, — они как раз про сопротивление.

Серебряная Свадьба

Серебряная Свадьба

«Детский альбом» (Музыка — Все, — ред.) для меня в этом смысле был большим спасением, потому что дети во всем мире это чистейшие существа, особого космического строения, маленькие космонавты. И делать что-то для них для меня большая честь. Я побаиваюсь детей, потому что человек интровертный и психопат, — и преодолеваю это тем, что уже четыре года делаю детские спектакли и играю в них. Только с появлением своих детей я стала не бояться подходить к детям, до этого я все время думала, что меня пнут или швырнут в меня мячиком или скажут мне какую-то гадость. А потом я поняла, что дети — это не только те, которые швыряют, бьют или говорят гадости, что это на самом деле это лучшие существа на свете. И мне стало с ними очень интересно, со всеми детьми, не только со своими.

Поэтому у меня появился вот этот детский театр, ну, не детский театр, а театр, в котором есть несколько спектаклей для детей в том числе. Возникло очень большое желание что-то для детей играть, они же приходят с родителями на концерты, просят песню Пилоты, Луну, Черную речку, а у нас же не только Черная речка, у нас же и какие-то маты и какая-то фривольная тематика и какое-то пьянство и какая-то вообще психопатия. И бывает неловко перед детьми. Ну как-то не место им на нашем концерте, а куда же их деть-то? Родителям куда деть детей, если их не с кем оставить, а пойти на концерт хочется. И захотелось чтобы родители пришли с детьми и все это было совершенно комфортно для всех. Сыграть какие то песни полудетские-полувзрослые, по воспоминаниям нашего детства, какие-то забавные, хулиганские, игровые, иногда совершенно утреничные, чтобы все топали, хлопали, веселились, иногда что-то такое странное, чтобы у детей была планка, чуть на вырост песенка. Вот, и таких песен набралось нужное количество и мы записали альбом и сделали программу, которой я очень горжусь и которая мне очень нравится. Она очень красивая и мы с радостью ее возим.

Если вам понравилась наша видеоинсталляция на взрослой программе, то это детский лепет по сравнению с тем, что происходит на детской. Там очень крутая анимация, очень здоровские приемы и всякие чудеса — она очень насыщенная, яркая и красочная. Мы играем на куче самодельных инструментов типа сантехнических труб или баса из швабры. И это все очень забавно, визуально ярко, зрелищно и поднимает настроение. И это тоже такой противовес, сопротивление. Невозможно говорить все время о грустном и тревожном, и вообще, не нужно в это особенно углубляться.

Серебряная Свадьба

Серебряная Свадьба

Есть еще программа кабаре в квадрате, — мы ее неоднократно в Киеве показывали. Когда мы ее только создавали, мы взяли песни французских и немецких кабаретистов. Больше всего немецких — они расцвели во время веймарской республики, был такой всплеск свободы, все эти кабачки маленькие, все рассказывали, что хотели... Мы очень много взяли оттуда, а там очень много вещей антивоенной тематики, причем жестких. Потому что люди только прошли Первую Мировую, для них все это очень животрепещуще и они хотят рассказывать, делиться... И предотвратить, да, избежать повторения, подчеркнуть ужас и нелепость этого всего. Мы поняли, что от этой темы никак не уйти, она центральная. Мы делали эти песни и нам казалось, что это в память о тех погибших в войнах и при этом такой абстрактный посыл в будущее, что нельзя, не надо, ребята, война это плохо. Этот посыл был хорошим и важным, но тогда он казался немного не про текущее время. И вдруг через несколько лет, когда эту программу, которую мы много раз отработали как спектакль и даже уже внутренне даже закрыли для себя, — мы поняли, что она невероятно актуальна. Что каждый номер в ней правильный и нужный — начиная от самых безжалостных и до самых светлых, человечных и объединяющих. Эту программу мы тоже не собираемся оставлять, будем развивать и двигать ее в сторону театральных фестивалей, театральных площадок, чтобы она шла как спектакль. Спектакль же может идти и десять лет, если он актуален. Поэтому программа пусть идет, живет, для нас это очень важно. Еще много в мире городов, где она не была показана.

Серебряная Свадьба

Серебряная Свадьба

Мы не хотим еще больше загонять себя в концертные гастрольные рамки, когда мы выступаем там, где выступали всего лишь полгода назад. А я пишу три-четыре песни в год, больше не могу и не хочу, и организм не принимает. И поэтому новая программа складывается за пять лет. А мне говорят, через полгода нужна уже, нужно чтобы было другое название, другая афиша и другая концепция. Поэтому мы сейчас хотим ограничить количество концертов — чтобы как-то отдышаться, написать что-то новое и доделать старое, — спокойно. Мы будем играть какие-то небольшие концерты в тех городах, где были редко, и не поедем в большие города, где были с юбилейными концертами. Нам нужна передышка, не то чтобы вообще ничего не делать, а именно не загонять себя в рамки жесткого гастрольного графика этой шоу-бизнес-машины. Мы хоть и не относимся к ней напрямую, но, тем не менее, у нас обязательства. Что-то придумать в срок, где-то поучаствовать... Не хочется вообще никаких жестких процессов, хочется какого-то размышления и созерцания.

Мы всегда спешили сделать новых песен побольше. Поэтому у нас хватает песен, которыми группа недовольна. Я, как человек более поэтического склада и театрального, отношусь к этому вопросу более наплевательски (смеется, — ред.). Ну, в смысле — вот так сыграли, мне нравится. И вот так еще сыграли — молодцы, красиво, это лучше, чем я бы просто под гармошку сыграла свое в одиночку. Меня все радует, а они говорят, ты что, не слышишь, бас кривой. Нет, не слышу. Ты что не слышишь, там этот налажал? Не слышу. На сцене я вообще включаю тетерева или глухаря, пою себе, не слышу, кто что играет. Слышу, что пою правильно — и хорошо (смеется, — ред.). Да, и поэтому группа имеет серьезные претензии друг к другу, сами к себе и посему мы хотим перфектности, чтобы все звучало круто, по-настоящему, чтобы каждый был на своем месте и все было отчетливо и технично сыграно.

Мы много репетируем. Мы очень серьезно играем, когда не ездим, — каждый день встречаемся на четырехчасовые репетиции. И старые песни, которые, например, прозвучали недостаточно хорошо, мы хотим вытянуть другим звучанием, переделать аранжировку, — в общем, сделать их сильнее.

Серебряная Свадьба

Серебряная Свадьба

Однажды мы записали «концерт в чулане». Это такой недоальбом, записанный реально в крошечной такой студии в Минске, где меня заперли в маленьком чуланчике. Я пела отдельно от всех и мне было так грустно, я чувствовала такое одиночество... И я все время попивала коньяк из маленькой бутылочки и так наклюкалась к концу, что в какой-то момент стало совсем явно, что поет совершенно пьяный человек, и мне так себя жалко... Чудесный альбом. (Смеется, — ред.) Но никому в группе не нравится, только мне.

Серебряная Свадьба

Серебряная Свадьба

Очень смешная история вышла у нас с детским радио. Мы всегда ее рассказываем, потому что она очень красивая. Мы записали несколько песен в детский альбом. И я, как мама двоих детей (одного очень маленького), — вижу, что им интересно и что они любят. И есть несколько песен, которые написались просто так, по воспоминаниям детства, типа В гараже у Дяди Вити. Мы играли ее во взрослой программе, но сочли, что она весьма удачно слушается и в детской. Этими песнями мне очень хотелось позабавить своих детей, хотелось спеть для них что-то, чтоб им было весело и смешно. Песни очень простые, в такой традиции хорошей детской песни, в них нет ничего сложного, зауми. Думаю, они очень общечеловеческие, и что любой маме, которая слушает радио и смотрит телевизор, — ей тоже понравятся такие песни. Ну, мне так казалось. И мы записали эти песни и послали их на детское радио, потому что нам сказали — ой, на детском радио такая беда, всего триста песен в эфире...

А они говорят, ой, вы что, это не то что не формат, это антиформат. И мы задумались. Наверное, плохо записано, может, песни глуповатые. Там, конечно, Гладков, там Рыбников, там Буратино — вот это вот все. Великие песни, отличные аранжировки, прекрасные поэты писали, Окуджава опять же. Мы не тянем, ну кто мы против них? Я так и считаю. А наш друг, у которого на этом радио какие-то знакомые, — послал им все-таки письмо. Ребята, ну вот, объясните по-дружески, что не так. А они ему — хорошо, мы обычно таким не занимаемся, но, как вы есть наш приятель, то мы пришлем образцы того, что является хорошей детской песней сейчас, и является ротационным.

Они прислали и это было очень страшно. Ну, то есть, это было очень плохо — это детский блатной шансон. Нечто вроде Стаса Михайлова или Михаила Круга, только изложено для детей. Тыц-тыц ритм, какие-то дешевые синтезаторы, звучащие на заднем плане, отвратительная, безобразная поэзия, просто ниже всякого уровня, с бессмысленными некрасивыми рифмами, с глупыми совершенно. Все это просто антивкус, все это недопустимо.

Серебряная Свадьба

Серебряная Свадьба

И я поняла тогда, что мы не просто играем веселые песенки, а как бы ведем идеологическую войну, сражаемся... И пусть мы какая-то маленькая капелька, пусть с точки зрения высших сфер искусства это все ничего не стоит и то, что мы сделали с детским альбомом примитивно и банально. Но, если рассматривать картину в целом, то мы, блин, мы просто (смеется, — ред.) армия настоящая. Ну, не армия, а такой партизанский отряд, который стоит в осаде с вилами против армии Саурона, — но стоит. И кого-то все-таки прикрывает и спасает. Ну правда, это очень важно 

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.