Yep It`s Not Nope

Суррогаты алкоголя. Часть вторая

Нарратив / Narrative 11 Февраль 2017 / Алексей Байков (author), / Эдуард К (author)
 (фото: )

Первый сухой закон (1914)

Вступление России в Первую Мировую войну ознаменовалось и первой в ее истории масштабной антиалкогольной кампанией. Введенный после начала массовой мобилизации тотальный запрет на производство спиртных напитков, отпуск оптовых партий и розничную продажу везде, кроме ресторанов I класса, касался даже пива и виноградного вина. Между тем, вопреки мнению многих историков, к самой войне эта мера не имела ни малейшего отношения, а была следствием идеалистического желания последнего императора и его правительства покончить, наконец, с массовым пьянством, ставшим результатом введенной Витте казенной винной монополии, во время которой народ и подсадили на «менделеевку». Известно, что Николай II в период празднования 300-летия дома Романовых, остановился в одной из приволжских деревень и был поражен царившей там нищетой, возникшей, якобы, из-за повального пьянства.

В наши дни, когда социальные и психологические причины алкоголизма были уже неоднократно исследованы, можно сказать, что государь император, мягко говоря, перепутал причину со следствием. Крестьяне жили в чудовищной бедности вовсе не потому что пили, а пили потому что не видели ни малейших перспектив и возможностей улучшить свое положение.

Как известно, нет худшего праведника, чем раскаявшийся грешник, и Николай принялся «сушить» Россию со всей основательностью. Дума с «передовой общественностью» в этом вопросе были целиком и полностью на его стороне. Еще в августе 1913 года сельским и волостным сходам разрешили своими приговорами закрывать любые питейные заведения и винные лавки у себя на территории. В апреле 14 года было введено уже знакомое нам ограничение времени торговли, полный запрет на торговлю алкоголем рядом с местами расположения воинских частей, запрет продажи на вынос и наконец полностью «сухими» были сделаны праздничные дни: 1 и 5 января, 9 мая, 29 июня, 20 июля, 29 и 30 августа, 26 сентября, 1 и 2 октября, 6, 24, 26 и 27 декабря, дни рождения императора и наследника, день тезоименитства и так далее.

Уже в этот «подготовительный» к полному сухому закону период был отмечен рост потребления суррогатов — резко подскочили продажи денатурированного спирта, не облагавшегося никакими акцизами.

«Бросивший пить» — открытка из «Пьяной серии»

В начале войны, как уже говорилось, «сухой» закон стал тотальным и это решение, безусловно, было ошибочным. Среди всех известных человечеству наркотиков, алкоголь является самым простым и эффективным средством для снятия стрессовых состояний. А на войне человек подвергается стрессу каждую минуту, причем особенно напряжение усиливается в моменты ожидания предстоящего боя. К тому же для психически здорового и цельного сознания невыносима сама мысль об убийстве другого человеческого существа, и проломить этот барьер можно лишь с помощью страха перед собственной гибелью. Но иногда он не проламывается до конца — и тогда человек впадает в ступор под влиянием посттравматического синдрома или вовсе сходит с ума. В особенности эта проблема встала во весь рост именно в войнах XX века, на которых людей убивали не столько другие люди, сколько бездушное и лишенное индивидуальности, начиненное взрывчаткой железо.

Именно по этой причине, а также из-за низкого качества набираемой в походах воды, спиртное в обязательном порядке входило в солдатский паек во все времена и во всех армиях мира. И в 1914 году каждый противостоявший русскому православному ратнику немецкий пехотинец нес в своем ранце фляжку со шнапсом. А тот встречал его трезвым как стеклышко, с 15-ю снарядами на сутки боя, а иногда и с одной винтовкой на троих, что не могло не порождать избыточного стресса. Проявившая себя в 1915-1916 годах характерная для той войны «усталость от окопов» находила свое выражение, прежде всего в повальном пьянстве. Чем хуже дела шли на фронте — тем сильнее было стремление солдат и офицеров любой ценой достать алкоголь, и его качество уже никого не интересовало.

«Политура» — открытка из «Пьяной серии»

В первую очередь выпивку захватывали у противника — и зачастую тут же, в занятых немецких окопах глотали залпом и валились спать, а шедшие следом товарищи принимали перепившихся за убитых. Когда начался период братаний с врагом, одним из важнейших побудительных мотивов стала возможность выменять у немцев шнапс. При взятии немецких и австрийских населенных пунктов все винные склады подвергались тотальному разграблению с распитием «трофеев» на месте. Употребление алкогольных суррогатов на войне, разумеется, стало массовым. Под занавес провальной кампании 1914 года, только что назначенный Главнокомандующим армиями Северо-Западного фронта генерал Рузский, издал весьма красноречивый приказ: До моего сведения дошло, что в некоторых частях и учреждениях нижние чины, не имея возможности получить запрещенные к употреблению спиртные напитки, пьют разного рода неочищенные спирты, как-то: одеколон, денатураты, перегнанную политуру и т. п., вследствие чего имели место не только единичные, но даже и массовые отравления, повлекшие за собой во многих случаях смертельный исход. Приказываю всем начальствующим лицам усилить надзор за подведомственными им нижними чинами, а так же безотлагательно внушить им, какую опасность для здоровья и даже для жизни представляют подобные злоупотребления.

Самым простым, безопасным и доступным алкогольным суррогатом был медицинский спирт. Его покупали, выменивали, выпрашивали, вымаливали у персонала полевых госпиталей, или выписывали по поддельным накладным. Далее следовал денатурат, использовавшийся для освещения и отопления, при уходе за сложной техникой, и так далее...

«Древесный спирт» — открытка из «Пьяной серии»

Тыл по мере сил не отставал от фронта. Пышным цветом расцвели подпольное бутлегерство и самогоноварение. На 25% вырос спрос на аптечные спиртосодержащие препараты, эфир и одеколон. Там где торговля пивом и виноградным вином все еще оставалась легальной, эти напитки стали укреплять суррогатными добавками, например табаком. На территории Киевского военного округа пришлось запретить розничную продажу лаков, красок и политуры. В Курской губернии та же судьба постигла твердый спирт «в таблетках», поскольку местная хитрая на выдумку голь разработала технологию его перегонки в жидкий. Казанские татары додумались напиваться квасом, который закусывали сухими дрожжами. В сентябре 1914 года в Тамбовскую губернскую земскую больницу поступили 16 человек, отравившихся древесным спиртом, из которых умерло 12, а ослепло — 4. Особую популярность в народе приобрела адская смесь из самогонной бражки с денатуратом, от которой выпивший ее целую неделю ходил без памяти. Кругота в голове. Идешь и не знаешь куда, а ляжешь — не поднять ни заду, ни головы. Не дай Бог, кто ее и пьет.

И разумеется нельзя не упомянуть о начавшейся в те же годы первой в российской истории волны массовой наркомании. До царского сухого закона кокаиновый «марафет» был уделом немногих декадентствующих поэтов, а ближе к революции им и морфином заменяли ставшую недоступной водку матросы Балтийского флота, благо большая часть ныне запрещенных наркотиков в те времена продавалась в аптеках без рецепта. В южных широтах предпочитали местный натуральный продукт: На базаре я купил опиума и гашиша... Курить надо было осторожно, так как в полку это было запрещено. Но велик соблазн, и некоторые не устояли. Граф Потоцкий и я. Впрочем курила еще кн. Долгорукая, доктор и очень смелая в боевой обстановке женщина (Нижегородские драгуны на фронтах Великой войны, 1914-1918: Воспоминания)

Как известно, пришедшие к власти после краткого «февральско-октябрьского» периода большевики не только не отменили царский сухой закон, но и попытались ужесточить надзор за его исполнением. Результат получился точно таким же: рост самогоноварения и употребления суррогатов.

История последних обогатилась довольно курьезными трагедиями, вроде гибели бойцов самых разных армий от «настойки на гадах» — то есть от употребления содержимого колб с заспиртованными препаратами со складов научных учреждений и из гимназических кабинетов биологии, где вместо спирта давно уже использовали формалин. Или многочисленных и зачастую тоже смертельных попыток изготовить спиртное из «казанки» — смеси технических спиртов и прочих горючих жидкостей, заменявшей в авиации дефицитный бензин.

Варка самогона, 1920-1922 год, фото — ЦГАФД

Вся эта вакханалия продолжалась вплоть до окончания Гражданской войны, за которым последовала постепенная отмена сухого закона и внедрение нового водочного стандарта — знаменитой «рыковки»

Алексей Байков

Author

Алексей Байков

Эдуард К

Author

Эдуард К

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.