Yep It`s Not Nope

Суррогаты алкоголя

Нарратив / Narrative 10 Февраль 2017 / Алексей Байков (author), / Эдуард К (author)
 (фото: )

Интернет-телеграф и региональные форумы сообщают: в иркутские морги привозят уже тех, кто отравился Боярышником на поминках тех, кто отравился Боярышником. Вдобавок зафиксирован первый случай смертельного отравления контрафактной водкой Белая Береза, которую вроде как разливали в том же самом подпольном цеху, что и ставшую ныне притчей во языцех жидкость для ванн.

Все это звенья проклятой цепи, как в таких случаях говорят в интернете (выражение, разумеется, смягчено). Дурная бесконечность, особый русский крест, «оскотиневшее быдло» — пусть каждый подбирает слова в меру собственной совести и социального сознания, но факт остается фактом: употребление суррогатов крепкого алкоголя и отравление ими остаются особой чертой российского пьянства на протяжении вот уже более ста лет.

На тему недавней трагедии в Иркутске было написано уже великое множество колонок, репортажей, постов в блогах и мнений экспертов. Все они в большинстве случаев сводятся к обыкновенному классизму — то есть к выражению социальной диффамации в адрес тех, кто стоит на много ступенек ниже автора по общественной лестнице. Нет денег на нормальную водку — не пейтесамый ужас в том, что все пившие жидкость для ванн имели избирательное правов России надо срочно развивать культуру употребления хорошего вина», — и все остальное бесконечное разнообразие мнений высказанных постоянными посетителями кафе «Жан-Жак».

По всей видимости, нам придется глубоко огорчить «экспертов» из Facebook. Во-первых алкогольные суррогаты как в советские времена, так и сегодня употребляют отнюдь не только социальные низы. По крайней мере, это касается дешевой парфюмерии, и аптечных спиртовых настоек, в том числе и пресловутого Боярышника, но не того, которым недавно отравились в Иркутске, а другого. Какие-то хипстеры даже посвятили ему пародийную рекламу:

Если верить тому же Довлатову, то и в его время люди, которых можно было бы причислить к интеллигенции, по крайней мере, по роду занятий, отнюдь не брезговали огуречным лосьоном, одеколоном Ландыш серебристый и очищенной политурой. Тот же Венедикт Ерофеев, бывший, вопреки обывательскому мнению, в жизни человеком довольно-таки трезвым, рецепты своих знаменитых коктейлей тоже не выдумал из головы и не взял с потолка. Да, как совершенно верно отмечают литературоведы и знатоки эпохи, какая-то часть из указанных в Москве-Петушках ингредиентов была попросту ядовита. Но вот прочие спиртосодержащие жидкости, включая ту же политуру, действительно использовались в качестве суррогатного алкоголя, в том числе людьми из окружения самого Ерофеева, куда входили отнюдь не бичи и не сантехники.

Знаменитый ликер Шасси, употреблением которого принято бравировать у всех, кто хоть раз в жизни соприкасался с авиацией, был изобретен еще во время войны пилотами транспортников Ли-2 и пикировщиков Пе-2. Традиции его приготовления успешно пережили «сороковые роковые» и сохранялись до тех пор, пока в самолетах не перестали использовать какие-либо жидкости на основе этилового спирта. При этом что летчики, что аэродромная обслуга в советские времена были людьми отнюдь не бедными, и на бутылку водки им всегда хватало. Так что дело вовсе не в социальном положении, употребление черт знает чего под видом спиртного в России является уделом далеко не только маргиналов.

Ну, а во-вторых, все вы хоть раз в жизни да пили метиловый спирт. И не исключено, что можете вновь попробовать его завтра или в дни новогоднего пьяного разгула. Просто поверьте — это так.

На самом деле в мире не существует никаких «закинутых кругов», поскольку любая проблема имеет исторические корни и причины своего развития. Традиция употребления алкогольных суррогатов возникла не вчера, и не закончится завтра по указке очередного закона. Любые сторонние рассуждения на эту тему бессмысленны без знания предыстории, о которой пойдет речь ниже.

Процесс изготовления ликера Шасси, не особенно стесняясь, показывали даже в культовом советском кино.

Стрела в национального гения

Дмитрий Иванович Менделеев — такое же «наше все» как Александр Сергеевич Пушкин. Его портрет и таблица его имени висят в любой уважающей себя школе, а повзрослев, дети узнают, что именно его гениальной бороде мы обязаны «золотым стандартом » русской водки. Именно Менделеев придумал ее, до пьяных слез родную, сорокаградусную.

На самом деле Менделеев никакой водки не изобретал, а просто предложил внедрить в производство крепкого алкоголя разработанную в Европе технологию ректификации спиртов вместо традиционной дистилляции. Такой способ, во-первых, позволял получать продукт с меньшим содержанием сивушных масел, а во-вторых, стоил дешевле, что было немаловажно при изготовлении «казенных винных питий». Когда в 1894 году ради пополнения бюджета была введена водочная монополия имени Витте, это качество особенно пригодилось.

Фактически Менделеев не создал русскую водку, а уничтожил ее. До него водка, которую на Руси традиционно называли «вином», была вкусовым напитком, делавшимся с применением процесса дистилляции, который называли «винокурением». Чтобы узнать, чем отличалась традиционная русская водка от той, что мы пьем сегодня, вовсе не нужно разыскивать старинные поваренные книги типа легендарной Молоховецъ, достаточно залезть в словарь Брокгауза и Ефрона, где к ее разновидностям отнесены почти все виды европейского крепкого алкоголя:  древность не знала ныне всюду распространенных видов водки (Eau de vie, Branntwein, Schnaps, Brandy, whiskey, см. Водка).

Ну или в Старосветских помещиках у Гоголя: Под другим деревом кучер вечно перегонял в медном лембике водку на персиковые листья, на черемуховый цвет, на золототысячник, на вишневые косточки, и к концу этого процесса совершенно не был в состоянии поворотить языком.

«Хмель-вино» — антиалкогольный плакат 1914 года

До внедрения ректификации русская водка была типичным европейским дистиллятом, отличавшимся от виски разве что отсутствием выдержки. Существовали цветные водки, фруктовые водки, водки на травах, а их крепость колебалась от 29 до 38 градусов. Когда от домашнего производства алкоголя перешли к фабричному, иные заводы насчитывали в своих прейскурантах до сотни видов водок, а потом...

Потом, благодаря менделеевскому стандарту, водка превратилась в безвкусный сорокаградусный водно-спиртовой раствор. В соответствующую сторону эволюционировал и способ ее пития — возникла культура «быстрой закуски». Мы поглощаем свои граммы и сразу же заедаем их жирным, кислым, соленым или острым, чтобы нанести как можно более сильный удар по обожженным водкой вкусовым пупырышкам и отбить ее отвратительный привкус. Никакого там «ощутить аромат» и «подержать на языке» — русскую водку полагается именно закидывать в себя словно уголь в топку паровоза. При этом система быстрой закуски устроена таким образом, что позволяет выпить как можно больше водки за один присест. Без нее можно употребить 50-250 грамм и получить состояние легкого опьянения пополам с эйфорией. После литра, под закуску человеку все равно будет плохо, но не сразу, а спустя некоторое время, а пока можно продолжать, опрокидывая стакан за стаканом.

«Изобретенная» Менделеевым водка приучила русского потребителя крепкого алкоголя к двум вещам: во-первых, к тому, что спиртное может не иметь своего характерного вкуса или быть на вкус отвратительным, а во-вторых, к тому, что оно требует контрастной, перебивающей выпитое, закуски. Почва для употребления «всего что горит» была отлично подготовлена 

Алексей Байков

Author

Алексей Байков

Эдуард К

Author

Эдуард К

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.