Yep It`s Not Nope

Letters / Beat Generation, Letters

Бит-поэзия. Роберт Кирли. Филип Ламантиа

10 Февраль 2017 / от
 (фото: )

Слова

Вы всегда
со мной,
нет нигде
уединенья

мне, но если
по параболе
бытия я
онемею,

ни сожаления,
ни даже страха,
лишь язык, гнусный,

ибо пробует все.
Теперь только память
о воде,
о пище.

Когда-нибудь
исчезнет и она. Останется
произносить слова, которые
сияющим и чистым
пеплом будут падать,
словно пыль,

из ниоткуда.

Ритм

Повсюду ритм,
от хлопающей двери
до открывающегося
окна

времена года, свет
солнца, луна
и океаны,
все, что растет вокруг

сознание людей
личность
снова и снова возвращается
к мыслям о конце

о том, что это — еще не конец,
все повторится.
они уйдут,
но придет еще кто-то

Если в смерти я мертв,
то и в жизни я
умираю, всегда умираю...
И женщины плачут и умирают с нами.

Малые дети
успевают лишь стать стариками
Трава засыхает,
сила неумолима.

Но ей навстречу идет
другая, о нет, не моя
не моя, я только
взамен умираю.

Эхо

Эхо:
всполохи
былого,— солнце,

окно,
искры пылинок,
свет на твоих волосах,

зарево
в твоих глазах...
Ты причесываешься —

блеск волос
и зарево твоих глаз
померкшее.

Некая форма женщин

Я из такой дали
где никогда не бывал
все что видел я видел
глядя с порога в себя

этой ночью один
я пошел поглядеть
на лунный свет а он
оказался чащобой

стало еще страшней
испугало меня
то чего я не знал
но всегда хотел знать

Я подумал мое лицо
мое но ты ведь его
одного темнота
бесконечно темна

будто колодец ужаса
помойная яма и руки
которых не коснешься
без особой нужды

Но я тебя люблю
А ты меня любишь?
Что мне сказать
когда ты на меня глядишь.

Цветок

Чую тревога растет
как цветы
в лесу куда
не ходит никто

каждый взрыв бесподобен
замкнутый в крохотном
неощутимом ростке
и причиняет боль

боль цветок как тот
или этот
тот
этот.

Язык

Поместив я
люблю тебя где-
то у тебя

на зубах и
в глазах — кусни
но только

постарайся не
поранить — ты
желаешь слишком

много и слишком
мало слова
говорят всё
люблю
тебя
еще раз

к чему тогда
вся
пустота, а чтобы

полниться полниться
всё слова
и слова

дыры в них
саднят
речь тот же рот.

Филип Ламантиа.
Проводимость ужаса

Машина угроз включается и выключается
Вдалеке мигают лампочки деятельная бесконечность
Под дребезжащей трубкой связанной с мозгом ЖЕНЩИНА
Котором грозят белые рваные раны МУЖЧИНА

Которому грозит наполненный временем аквариум прямохождения
И мужчина с женщиной грозят друг другу
Взаимным распятием
Разрушьте
Башни Мертвых
Женщина грозит
Мужчина грозит

Женщина и мужчина грозят вместе НО
ТОЛПЫ
ТОЛПЫ ГРОЗЯТ
Глаза их подняты к небу ищут НИЧТО

По ночам вновь вспоминают первородный страх
И днем и ночью заняты резней
Вежливые вопли рутина
ОТКУДА взялись все эти
Дерзко выглядящие обжигающие изможденные
Суровые
Опасные колдовские
преступные
УТОНЧЕННЫЕ
Пьяные обмороженные
ОБОДРАННЫЕ ЛИЦА

ЛИЦА
проплывающие мимо
Словно айсберги
словно музыка
словно корабли
словно заводные игрушки

СЛОВНО
ПАДАЮЩИЕ С НЕБА МЕЧИ!

Засада

О beato sоlitudо! Куда меня занесло?
Звезды опрокинули стену моей музыки словно птичья стая, они проносятся мимо, духи отверзлись под весельем толпы
печами небытия переполнены доки под Веракрусом
Вот как огромно время
лето обвивает сладкие сосцы ночи
одинокий незримый
Орел падает в грязь
я измят как старый тюфяк под ягодицами неба
веки смежаются кажется или нет что все деревья огнем полыхают?
Как бы мне хотелось вернуться к тебе, одиночество — но кто меня к
тебе переправит?

я клин вбитый в орбиты планет/Тяжко я МАНУТ!
я — труба царя Давида!
Зловещий лифт разобрал сам себя на детали
Ты не можешь закрыть
Ты не можешь открыть
Бьешься темечком в небо
За кус кровавого хлеба!

Я же честно предупредил

Я же честно предупредил
Чикаго Нью-Йорк Лос-Анджелес навсегда исчезли
Я отправился в Лебединый Город где все еще может блуждать
призрак Мальдорора
Юг крайне цивилизован
В последнюю ночь в компании аллигаторов я съел хвост носорога
Альбион раскрывает свою ладонь в пальмовой роще
Я должен следить как растут крапчатые бриллианты на спинах
зарубленных в битве коней
Ликование проносится мимо
Маковый цветок размером с солнечный диск в моей голове

Я же честно предупредил
Во времена трупов и туч я могу заниматься любовью
здесь точно так же как
и в любом другом месте

Между мной и тем что я вижу — дистанция

Между мной и тем что я вижу — дистанция
в котором имманентность присутствия Божия
больше никаких экстазов
холодная голова
наблюдать наблюдать наблюдать
я — здесь
а Он — там... словно океан
иногда я не могу думать об этом, я пропадаю, падаю книга любви СУЩЕСТВУЕТ
Башня Давидова СУЩЕСТВУЕТ
Престол премудрости СУЩЕСТВУЕТ
Этот безмолвный но весьма
Постоянный полет и дуновение Святого Духа СУЩЕСТВУЕТ
я жажду сверкающей тьмы Господней
я жажду сверхсущностного света темноты
я жажду такой темноты что положит конец всем чаяниям
я жажду те
не имеет имени то чего я жажду
изреченное слово облеченное в плоть бессмысленно
и бессмысленность эта восхищает больше любого восхищения
СУЩЕСТВУЕТ книга любви Прошенный Безмолвный взгляд Любви

Русалки явились в пустыню

Русалки явились в пустыню
Они раскинули свой будуар прямо рядом с верблюдом
который улегся к их ножкам похожим на лепестки роз

Алебастровый свод был возведен над их головами
четырьмя радужными людьми их обнаженные тела испускали свет
который медленно извивался упав на песок

Чудесное прикасалось ко мне
когда проворные пальчики русалок перебирали мои волосы
которые все росли и росли пока не укутали все мое тело
дикий плод безумия

Смотри, будуар улетает прочь
а я цепляюсь за ножку красавицы
которую там под водою зовут БЬЯНКОЙ
Она превращается с изяществом птицы
в две гигантских губы
и я пью из суицидального кубка

Она — ставшая негритянкой кукла-ангелочек
Она — дитя сломанных лифтов
Она — дырявая завеса которую ты не пожелаешь отбросить
Она — первая женщина и первый мужчина
И я страстно ее желаю

Я ищу тот край
где густо клубится дым твоих волос
где ты снова взбираешься по белой стене
где музыка грохочет в барабанных перепонках к ползущему в моих зрачках коту
Я перебираю воспоминания о тебе БЬЯНКА

Я жду не дождусь наступленья того часа и дня
когда я найду тебя БЬЯНКА

Человек в страдании

Человек в страдании
десять сверкающих шариков мечутся в воздухе влетают через окно
на котором его двойник натянул воздушную сеть
чтобы поймать десять сверкающих шариков

Человек — это комната
где его злодейка-рука повернет ручку
на невидимой незнаемой двери его двойника

Человек в страдании
крюк его пуповины зацепился за камни
в каменоломне куда упали десять сверкающих шариков

И где его злодейка-рука вырезает
в студенистом воздухе ОКНО
чтобы ставню захлопнув хвост прищемить своей тени
десять сверкающих шариков отскакивают от незримой
неведомой сети двойника

Человек — это фальшивое окно
через которое его двойник делает шаг к истине
что падает словно десять сверкающих шариков
злодейка-рука вскинута в воздух

Человек в страдании
десять сверкающих гвоздей вколочены в дверь

1952

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.