Yep It`s Not Nope

Любовь и старость

Cinematrix / Cinematrix 26 Июнь 2016 / Михаил Дзюба (author)
 (фото: )

Кейт (Шарлотта Рэмплинг) и Джеффу (Том Кортни) уже за семьдесят. Они живут тихой уютной жизнью в пасторальной британской глубинке. У них нет детей, нет внуков. Но есть полка с хорошими книжками, маленький садик с беседкой и большая немецкая овчарка. Кейт и Джефф собираются праздновать 45-летие свадьбы, поэтому размеренный быт наполнен приятными хлопотами. Но за неделю до события Джефф получает письмо, где сообщается, что обнаружено тело его бывшей возлюбленной, погибшей 50 лет назад при их совместном походе по Швейцарским Альпам. Джеффа будоражат воспоминания, он бессонными ночами выливает их на супругу. А на прямой вопрос Кейт, если бы та девушка не погибла, то Джефф бы на ней женился, получает утвердительный ответ. И для Кейт минувшие 45 лет оказываются вдруг ненастоящими, взятыми в кредит у времени. Сегодня не принято говорить на геронтологические темы. Даже авторские кино предпочитает обращаться к мужчинам и женщинам среднего возраста, прозябающих внутри капиталистического общества потребления. По мнению авторов, почему-то только у сорокалетних кризисы, несварение желудка и проблемы гендерных отношений. А у старичков скучно; положено, что чтение аннотаций к лекарствам или стратегия удобрения огорода могут вызывать разве что зевоту. Утверждение, что дедушки и бабушки, это ископаемые с пенсией — безапелляционно. Оттого про старичков либо смешно, либо никак. Только недавняя «Небраска», пожалуй, относительно вменяемое высказывание о стариках за последние пять лет.

«45 лет» режиссера Эндрю Хэйя рассказывает о людях пожилого возраста вне их больничных карт и наборов для вязания. Чтобы кто ни думал, но дедушки и бабушки были молоды, страсть и любовь им присуща ничуть не меньше, чем школьникам. А пережить понимание того, что вот этот сморщенный человек был рядом полвека, быть может, даже не от большой любви — это куда серьезнее гормональных взрывов учеников старших классов.

Кейт сталкивается с чертовски неприятным открытием: за 45 лет она так и не узнала своего мужа. Для нее он неожиданно оказался загадкой, отныне каждое его слово, возможно, неправда. Тут же возникает второй вопрос: хватит ли ей времени, чтобы заново узнать этого, теперь уже, ворчливого деда? И как это сделать, если позабытое, можно сказать утраченное чувство ревности ожило с новой силой? Шарлотта Рэмплинг передает эту палитру чувств без лишнего слова, почти незаметной мимикой все еще красивого лица, одними глазами. (Поэтому будет преступлением, если Киноакадемики не дадут ей в этом году «Оскар» за лучшую актрису).

«45 лет» сознательно избегает драматургии разрыва отношений. Напротив, здешняя драматургия — поиск точек соприкосновения, в переосмысливании давно знакомых действий и привычек родного человека.

При этом Хэй успевает шутить, используя нюансы материала. Например, Джефф отказывается идти на вечеринку к давнишнему приятелю, с которым у него политические разногласия. Кейт уговаривает его сходить, потому что товарищ приготовил угощение и долго ждал этого вечера. Джефф, надув губы, соглашается. Это сугубо стариковское поведение, очень похожее на детские капризы. Как дети, старички имеют на это право. Тем не менее, Хэй куда тоньше. Таким образом, он вводит узнавание в героях своих бабушек и дедушек, чтобы заставить принять и понять персонажей.

Говоря откровенно, «45 лет» не изменит тенденции: кино о стариках останется за пределами приложения усилий многих режиссеров, тем более крупных студий. По большому счету, закономерно: этим не изменить ни отношения к старшему поколению, ни заработать миллиард на прокате. Тут нужно спросить иначе: стоит ли знать о стариках больше, если все (преимущественно) ими будем?

Михаил Дзюба

Author

Михаил Дзюба

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.