Yep It`s Not Nope

Списать у классика

Cinematrix / Visual Art, Cinematrix 26 Июнь 2016 / Михаил Дзюба (author)
 (фото: )

Профессор Эйб Лукас (Хоакин Феникс) приезжает на лето в небольшой университет с лекциями по этике и философии. Так как Лукас глубоко пишет про жизнь, красиво пьет (не спиваясь) и от него убежала жена к его лучшему другу, он становится предметом слухов и обсуждения женской половины кампуса. К Эйбу в постель тут же кидается уставшая от приторного брака преподаватель Рита (Паркер Поузи), а кукольной внешности студентка Джилл (Эмма Стоун) сначала просит разъяснить некоторые положения из книги, но затем требует романтических отношений. Обе женщины Эйбу обременительны. Обеим он может предложить только эректильную дисфункцию, да попросить долить виски в стакан. Все меняется, когда Эйб и Джилл за обсуждением Кьеркегора в кафешке, подслушивают разговор матери-разведенки, которой судья не хочет отдавать детей. Эйб вдруг допускает внутри себя мысль — устранить судью путем убийства. Мысль становится для Лукаса Эросом и вдохновением: появляется аппетит, эрекция и открывается литературное второе дыхание. Он начинает планировать преступление.

Каждый фильм Вуди Аллена — это листание дневников режиссера. Вот он презирает политиков, сетует на нью-йоркскую погоду и в последнее время подорожали фрукты, а вот здесь замечает, что все великие мыслители ошибались, как, впрочем, и он сам еще тот неудачник. Собственно за это режиссер любим: за субъективность и умение называть вещи своими именами.

В «Иррациональном человеке» Аллен верен авторскому канону. На месте конспект по философии (на этот раз европейский экзистенциализм от Достоевского до Сартра), с афористичным приговором всей науке — «вербальный онанизм». На месте протагонист — мизантроп-интеллектуал-романтик (к слову, прекрасный Хоакин Феникс, вернувшийся после неудачных рэп-экспериментов в кино серией мощных ролей в «Мастере», «Она» и недавнем «Внутреннем пороке»). Никуда не делись женщины — красивые и умные, но все так же восторженные дурочки, с размаху влюбляющиеся в мизантропа-интеллектуала. И чем старше становится Вуди Аллен, тем чаще он говорит о возрасте. В данной версии старость — это разочарование молодостью, которая обещала булки с вишней и победы, по факту — лишь морщины и очередь к терапевту.



Именно в виду последовательности канона — заметок об усталости от жизни и ее маленьких радостей, таких как женщины, выпивка и успех — «Иррациональный человек» кажется трюизмом. Потому что, ступая на тропу достоевщины с его «Преступлением и наказанием», необходимо понимать: тут настолько протоптано, что нужно либо кромсать старушку бензопилой, либо не ходить вообще.

В «Человеке» ощущается дрейф Аллена (как, впрочем, во всех его фильмах последних лет) в сторону трехгрошовых пьес. Как минимум, действительно важный вопрос — магистральный, пожалуй — о моральности убийства из благих намерений, Аллен не решает, но отдает на откуп действиям героя, а, в конечном, итоге — зрителя. Выходит, что преступление есть, а наказание — как бог пошлет. Возможно, это не самый плохой способ заставить зрителей шевелить мозгами. Однако для Вуди, человека имеющего сто и один ответ на все задачки, это выглядит сдаванием позиций. Наверное, такой откат можно объяснить сомнениями режиссера. Если раньше в нем легко уживались мизантроп, интеллектуал и романтик, то теперь остался только невротик.



Не смотря на неуверенность режиссера, «Иррациональный человек» чудесный способ скоротать вечер. И неожиданно осознать, что в мире есть островки стабильности: Вуди Аллен вот уже пятый десяток лет снимает один и тот же фильм, а он не надоедает. Разве это не достойный ответ стремительно сменяемой повестке дня и перманентному расширению Вселенной?

Михаил Дзюба

Author

Михаил Дзюба

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.