Yep It`s Not Nope

Ummagma как есть. Температура легкой формы музыки

As ISis / Must Listen, New Music, As ISis 26 Июнь 2016 / Александр Poison Нечай (author)
UMMAGMA (фото: )
UMMAGMA

Все мы живем в едином информационном пространстве, в котором происходит постоянное взаимодействие знаний, опыта и любой другой мозговой и подсознательной деятельности. Это непрекращающийся поток, выводящий порой лодку с пассажирами в виде сознания и воображения к берегам с интересным ландшафтом. И не важно чем будет создан пейзаж вокруг — звуком, буквами или красками. В любом случае он интересен. С одними из таких созидателей, украино-канадской группой Ummagma и ее участником Александром Кретовым Yep поговорил о ситуации с музыкой в мире и Украине, о температуре творчества и обычных мужчинах.

Мир вашего творчества холодный или теплый? В какие цвета можно окрасить ваши композиции?

Разная температура. Мы не следим за температурным балансом пластинки. Скажем, было свежее утро с дождиком, но вечером никто о нем не вспомнит. Все уехали на дачи.

Киев для нас получился прохладный, почти готический, можно сказать. Хотя он совсем не такой. У нас есть песня Colors. Oна похожа на витражное стекло. Все краски и узоры как моменты истины. Люди ловят их всю свою жизнь, в результате из них и состоят. Вот, кажется, я сейчас сказал, что мы теплые и не обжигающие.


Некоторые люди четко видят цвет музыки как, например, David Sylvian. Я вижу земные образы. В одних песнях это море, в других ландшафт. Бывает такое, что это много поездов и признаний в любви. Когда слушаю первоклассный джаз, я как человек на прогулке. Он наблюдает за наблюдающими, размышляет. Все что он видит, все что происходит вокруг — это поэзия, созданная на этом удивительном языке.

Кто из музыкантов повлиял на ваше творчество, кого слушаете сейчас?

Первым был мой отец. Он был мудрым, добрым и проницательным человеком. Он приоткрыл потайную дверцу для меня, дальше я пошел сам. Однажды он спросил моего друга, который зашел ко мне меняться кассетами: «Ну как, Петька, вкурил? Если Pink Floyd вкуришь, тогда вся остальная музыка будет как семечки». Друг вспоминает это часто, я вспоминаю отца, и от этого становиться теплей. XX век прошел. Было много танцев и веселья. А Флойд как стоял, так и стоит отдельно от толпы, так мирно и неприступно, как на земле обетованной. Они материк. Возможно, для некоторых в них слишком много формы. Поймите меня правильно, есть много великих.

Я не стараюсь запомнить имена и прочую информацию обо всех, кто попадает в мой слуховой аппарат. Мог бы постараться, но для этого музыка должна сдуть меня со стула. Ok, я люблю Sexores.

Cквозь Шону проходит большое количество музыки. Она организатор PR—агентства под названием Shameless Promotion, которая работает только с артистами, которых она любит и получает большую радость от их творчества. Сайд-проект Mark Gardener (RIDE), который называется Pure Phase Ensemble 4, — один из ее клиентов. Так же The Veldt и A.R. Kane. Ее работа охватывает не только США и Великобританию, там есть музыканты со всего мира — Италия, Австралия, Чили, Япония, Гонконг, Канада, Перу. Некоторые из них довольно успешны, а некоторые пока только развиваются.

Среди украинских артистов мы отдельно отметим: Омоdada, Tik Tu, Nameless, On The Wane, Mandarinaduck, Zapaska, Dakooka, Demian Feriy и Endless Melancholy.

Между dream-pop и shoegaze есть тонкая грань, вы себя относите к которому из этих определений?

Шугэйзинг это ответвление ветки психоделического рока. Дрим-поп не обязательно должен произрастать оттуда. В этом плане мы ближе к дрим. Например My Bloody Valentine это шугейз, а любимейшая Slowdive дрим. Вы можете поспорить об этом. Но смысл? Важнее то, что вам нравится эта музыка. Внутри я не придаю этому значения. Ummagma работает на разных территориях. Для нас достаточно любить это.

Ваши песни снимает камера сверху, панорама. Что в этом видео показывается? Какой ландшафт, какие сюжеты?

Именно. Мы создаем музыкальный ландшафт. Это прекрасно сочетается с образами, созданными природой и цивилизацией в целом. Они служат напоминанием о том, кто мы есть. Ставят вопрос, почему мы так противоречивы природе той планеты, которая нас приютила. В основном — без перехода на личности, без анатомии страхов, без призывов и планов. Изображение — это очень легкая форма информации, и это помогает зрителю с ориентирами.

Обычный мужчина встал на работу в семь утра, он едет на работу с вашим последним альбомом в плейере, как думаете, какой у него будет день с вашим саундтреком?

Обычный мужчина, любое влияние на ваше сознание провоцирует вас на эксперимент! Помните, если вы нашли время узнать, загрузить и включить эту музыку, от которой веет ароматом дальних стран, это ставит под сомнение ваш социальный статус «обычного мужчины» и переводит вас в статус «особенного мужчины». Поздравляю!

Сейчас про вас заговорили во всем мире, на одной из родин обратили наконец-то внимание, как вы ощущаете на себе растущую популярность?

Я признателен вам. Но это какая-то ошибка! Репортаж о нас вызвал маленькое цунами в жизни моей мамы, когда все начали ей названивать и вопить, как они рады за нас. Это мило, конечно. Пока мы не знаем, что такое популярность в полном смысле этого слова. Да, мы в чартах, но это не в первой. Посему мы пока пойдем своим путем... пластинку доделывать. А популярность — к маме на трубку.


Как с музыкой у вас обстояло дело в Украине, что вы можете сказать об этой индустрии в нашей стране?

Для меня в основном это была студийная работа. В Ummagma Studio начал и продолжаю делать много (помимо Ummagma) для других музыкантов. Вообще в стране отлично развита клубная культура. Есть множество мест для живой работы. Для многих это площадка для самореализации, определения, радости, и это здорово. Время ренессанса, увы, закончилось, точка. Начало веков всегда непросто. Нужно жить и находить новые пути. Возможно, мы должны прийти к сверхпониманию искусства и, быть может, тогда это изменит нашу прежнюю жизнь.

Расскажите о вашем сотрудничестве с Робином Гатри. Это должны быть, наверное, невероятные впечатления.

Мы дружим с парнями из группы The Veldt (они из «первой волны» shoegazers в Америке, и Робин работал над несколькими их альбомами в 1990-х и над альбомом 2016 года). Они нас и познакомили. Робин живет достаточно приватно в Бретани (Франция) со своей супругой, которая является его менеджером. Просто так к ним не постучишь. Но, в конце концов, мы познакомились, разговорились, и в результате появился ремикс на нашу песню Lama. Как вы понимаете, мы хотели, чтобы однажды Робин прикоснулся к нашей музыке. Вот так. Было здорово. Он очень тонкий и чувственный человек.


С кем хотите выступить на одной сцене и с кем собираетесь сотрудничать в ближайшее время?

Мы не выступаем и никогда не выступали. Только студия. Была одна песня со старожилами тернопольской рок-сцены (группой Nameless) и альбом с Sounds of Sputnik под названием «New Born». Он будет переиздан в марте на американском лейбле Moon Sounds Records. А также альбом ремиксов этого же релиза увидит мир в конце года на немецком электронном лейбле Emerald & Doreen Recordings. Скоро должна появиться совместная работа с группой Sexores. Недавно Шона участвовала в песне «Down The River» с The Virgance (Великобритания). Я занимаюсь микшированием и мастерингом музыки, делаю ремиксы. Последними из них релизы для Echodrone (США), Bloodhounds On My Trail (Австралия), Analogue Wave (Ирландия), Lunar Twin (США), и в ближайшее время вы услышите один для Omodada feat. Tik Tu (Тернополь) — он же Лэсык Драчук. Будут еще канадцы Meter Bridge и Vague Notion.

Нас ремикснули и другие художники, такие как Robin Guthrie из Cocteau Twins, Malcolm Holmes из легендарной OMD, и дедушка ньюдиско Alexander Robotnick. Надеюсь, в этом году вы услышите некоторые наши совместные релизы с легендарным музыкантом из лейбла 4AD, A.R. Kane

Александр Poison Нечай

Author

Александр Poison Нечай

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.