Yep It`s Not Nope

Огнестрельное не предлагать

Cinematrix / Cinematrix 27 Декабрь 2017 / Михаил Дзюба (author)
 (фото: )

Чем-то серьезно рассерженная девушка врывается в логово бандитов и методично крошит их ножом. Выбравшись из здания с минимальными повреждениями, далеко она, все же, не ушла — ее арестовала полиция. Но за предумышленное убийство в промышленных масштабах симпатичную девушку не отправляют за решетку, а увозят в тренировочный лагерь для профессиональных убийц (где сплошь такие же милые создания, натаскиваемые устранять топ-менеджмент от криминала или государств). Уже там выясняется, что Сук Хи (Ким Ок Бин) девушка не простая. Будучи женой авторитета, она мстила за своего убитого мужа конкурирующей группировке. Впрочем, это ничуть не помешает ей успешно начать карьеру киллера.

Открывает Злодейку десятиминутная сцена изобретательной поножовщины снятая в модном формате от первого лица. И тормозит только тогда, когда главную героиню, буквально, вбивают головой в стену. В этой вот эстетике жестокости корейцы все еще дадут фору любому другому национальному кинематографу; за что, собственно, южнокорейское кино любимо.

И в этом главная (среди других мелочей) проблема Злодейки. Задавая с первых минут зубодробительный ритм, на весь второй акт фильм откровенно сбрасывает скорость, сосредотачиваясь на многочисленных жизненных поворотах героини (слишком сложносочиненных, которых хватило бы на несколько сюжетов). С похожей концепцией работали и другие (относительно недавние) корейские криминальные боевики — Новый мир и Желтое море. Только вот психологизм в них был обусловлен если не философской задумчивостью, то социальным срезом. Злодейка — кристаллизованный экшн, в котором попытки заигрывать с актерским мастерством не получились по самой банальной причине — слабость (чаще даже абсурдность) сценария, которого едва хватает раскрыть мотивацию героев.

Обладающая кукольной азиатской красотой актриса Ким Ок Бин (и уже работавшая с сотнями литров бутафорской крови в вампирской драме Жажда) все два часа в фокусе камеры Джун Хун Парка. И это — трата времени. Потому как основное действующее лицо в фильме, пожалуй, не артист, а камера Парка. Дьявольская эквилибристика оператора в связке с местами совершенно дикими решениями режиссера Бен Гиль Чона реализовали виртуозный танец. Ну и, разумеется, огнестрельное оружие здесь исключительно чтобы сцену открыть. Дальше в ход идет колюще-режущее. Поэтому провисший сценарий и ненужные длинноты — второстепенно. Корейский экшн — он вообще вопреки: здравому смыслу, законам физики и природы. Но как же изумительно тут машут топорами

Михаил Дзюба

Author

Михаил Дзюба

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.