Yep It`s Not Nope

Джон Холмстром. Юмор советского трудового лагеря

Wizz! / Interview, comics 10 Апрель 2017 / Татьяна Ежова (author)
<p>Джон Холмстром</p> (фото: Татьяна Ежова)

Джон Холмстром

/ (фото: Татьяна Ежова)

Джон Холмстром, основатель и главный редактор журнала PUNK, любезно предоставил для наших читателей серию своих комиксов Юмор советского трудового лагеря и немного рассказал о ней

— Откуда появилась тема?

Я рос во времена Холодной войны, в начале шестидесятых, и у меня остались яркие воспоминания о Кубинском ракетном кризисе (Карибском кризисе — прим. пер.), когда американцы были уверены, что термоядерная война с СССР неизбежна. Никита Хрущев стучал кулаком по трибуне ООН и угрожал США: Мы вас похороним... Ваши дети будут расти при коммунистическом строе. Мой отец был очень правонастроенным и всегда держал много антикоммунистической литературы в доме. Поэтому я регулярно читал антисоветскую пропаганду.

— Откуда взялись персонажи для этих комиксов? В частности, Иван Грозный?

Вдохновение родилось, когда делали заднюю обложку альбома The Ramones Rocket To Russia. Джонни принес идею для иллюстрации, которая, разумеется, включала в себя описание «соляных приисков», куда русских диссидентов обычно cсылали за критику правительства. Так родился комикс.

Ramones, Rocket to Russia, 1977

Ramones, Rocket to Russia, 1977

Я позаимствовал имя у знаменитого царя и сделал такой злодейский Блуто-стиль. Блуто был заклятым врагом Моряка Попая, которого он всегда избивал до тех пор пока Попай не съедал банку шпината и не мстил своему обидчику. (Речь идет о комиксах американского художника Элзи Крайслера Сигара — прим. пер.). Второй персонаж был создан под влиянием средневековых картин, которые показывали, как выглядели крестьяне и как они одевались.

Блуто и Попай

Блуто и Попай

Как только я обдумал первую кульминационную точку (где работник на солевых приисках так голоден, что ест соль, а потом его принуждают есть соль в качестве наказания, пока его тело не раздувается как воздушный шар и в конце ему самому уже нравится есть соль), — я знал, что я получил классический сюжет. Это своего рода описание состояния человека, а также способы стать свободными и обрести счастье, что-то вроде того.

Еще на этот комикс повлиял опыт моего отца. Он был военнопленным во время Второй Мировой. Я был в курсе, какие трудности испытывают политические и военные заключенные, поскольку мой отец выпустил небольшую книжку, описывающую его опыт, с его рисунками: военнопленные в деревянной обуви, сходящие с ума и вытерпевшие Марш Смерти в немецком городе Мусбурге. Это была его заявка на известность. Мой отец также был одним из фальсификаторов Большого Побега, а еще большим поклонником телевизионного шоу Герои Хогана (американский ситком о военнопленных периода Второй Мировой Войны, выходивший в 1965—1971 годах, — прим. пер.), где заключенные обманывали и высмеивали своих мучителей всеми возможными способами.

— Что еще из советской истории поспособствовало созданию сюжетов для ваших комиксов?

Комиксы были карикатурой на то, как США представляли себе наихудшие злоупотребления советского правительства: плохо выполняемые и истощавшие людей пятилетние планы, конфискация частной собственности, ограничение свобод... Помню, как еще ребенком смотрел по телевизору сюжет о возведении Берлинской Стены и в каком ужасе мои родители были от этого. Они оба участвовали в войне и этот сюжет для них выглядел как приближение Третьей Мировой.

Тем временем, пока я рисовал комиксы про соль, переговоры между странами подействовали, и США начали работать над космической программой вместе с СССР. Самое худшее из периода Холодной Войны оказалось позади. Так что время посмеяться над Советским Союзом было подходящим.

— Был ли вам известен социалистический лозунг: от каждого по способностям, каждому по труду?

Мне была знакома концепция, но не сама фраза. Нам часто говорили, что правительство будет решать, какие профессии люди должны выбирать. Это ужасало меня и, пожалуй, было основной причиной, почему я ненавидел коммунизм. Я ненавидел школу, «наставников-консультантов» и прочих представителей школьной власти, которые пытались рассказать мне, что я должен делать для зарабатывания себе на жизнь после окончания школы. Они были моим наихудшим кошмаром. У них не было ни малейшего понятия о том, что человек может хотеть создавать комиксы и этим зарабатывать себе на жизнь. Во многих вещах США недалеко ушли от того, чтобы стать диктатурой советского образца.

— Откуда вы узнали о том, что в Советском Союзе «Никому не позволено чувствовать себя несчастным»?

Я не знал этого! Неудивительно, что Хрущев, приехав в США, хотел посетить Диснейленд. Мне интересно, как мог бы выглядеть советский Диснейленд... Предполагаю — как потемкинская деревня. Можно было бы создать еще один неплохой комикс из серии Юмор советского трудового лагеря!

 


JOHN HOLMSTROM AND HIS «SOVIET WORK CAMP FUNNIES»

— How did you create the topic Soviet Work Camp Funnies?

I grew up during the Cold War in the early 1960s and have very vivid memories from the Cuban Missle Crisis, when Americans were convinced that a thermonuclear war with the U. S. S. R. was imminent. Nikita Krushchev banged his fist on the podium at the United Nations and warned the U. S.: We will bury you... Your children will grow up under a communist system. My father was very right-wing and always had a lot of anti-communist literature around the house so I read a lot of anti-Soviet propaganda.

— How did you come up the characters — especially, Ivan The Terrible?

The actual inspiration for the comic strip came from creating the Rocket to Russia back cover drawing for the Ramones. Johnny came up with thie idea for the illustration, which of course included a depiction of the «salt mines,» which were what dissident Russians were sent to if they criticized the government. Making a comic strip with these characters was a natural outgrowth.

I took Ivan’s name from the famous Tsar and made up a «Bluto»-style villain. (Bluto was Popeye’s nemesis and was always beating up Popeye until Popeye ate spinach and got revenge against his bully.) The other character was inspired by all those medieval paintings that described what peasants looked and dressed like.

Once I thought of the first punchline (where a salt mine worker is so hungry that he eats salt, is forced to eat salt as a punishment until his body blows up like a balloon, and then ends up liking salt), I knew I had a classic. It’s sort of a statement on the human condition and how people find a way to be free and find happiness, something like that.

Another inspirtion for the strip came from my father’s experiences as a P. O. W. during World War Two. I was hyper-aware of how political and military prisoners suffered hardships—my father published a small book describing his experiences and his drawings of POWs wearing wooden shoes, going stir crazy and forced to endure The Moosburg Death March were his claim to fame. My father was also a forger for The Great Escape and was also a big fan of the Hogan’s Heroes TV show, which both depicted prisoners tricking and getting over on their tormentors in every way they could.

— What then was able to learn from the Soviet history for inventing stories for the comics?

The strip was just an extreme caricature of what the USA imagined were the worst abuses of the Soviet government: the poorly-executed four-year plans that starved people, the confiscation of private property, the lack of freedoms... I remember watching the Berlin Wall going up on a TV program as a child and how horrified my parents were. They both served in the war and it must have seemed that a third World War was on the way.

By the time I drew the comic strips the SALT treaties were in effect and the USA was working on the space program with the USSR. The worst of the Cold War was behind us. So it seemed like the right time to make fun of the Soviet Union.

— Were you familiar with the socialist slogan: From each according to ability, to each according to his work?

I was familiar with the concept but not that exact phrase. Were we often told that the government would decide what careers people should take. This horrified me, and was probably the main reason I hated communism because I hated school and the «guidance counselors» and other school authorities who tried to tell me what I could do for a living after I graduated. They were my worst nightmares: They had no concept that a person might want to create comic strips for a living. In many ways the USA is never too far from becoming a Soviet-style dictatorship.

— How did you know, that «No one is allowed to feel miserable» in Soviet Union?

I didn’t know that! No wonder Krushchev wanted to visit Disneyland when he visited here. I wonder what a Soviet-style Disneyland would be like... A Potemkin village, I suppose. Might make another good «Soviet Work Camp Funnies» comic strip!

Татьяна Ежова

Author

Татьяна Ежова

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.