Yep It`s Not Nope

Бит-поэзия. Лоуренс Ферлингетти

Letters / Letters, Beat Generation 09 Апрель 2017
 (фото: )

Пес

Пес семенит по улице и видит
реальный мир и все что видит пес
гораздо больше чем он сам
и все что видит он
и есть его реальный мир
Пьянчужки в подворотнях
И луны на деревьях
Пес семенит вдоль улицы
и все что видит он
гораздо меньше чем он сам
Рыба на картинке
Муравьишки в норках
Цыплята на витринах китайских магазинов
их головы отрезанные
за квартал отсюда
Пес семенит по улице
и все что он обоняет пахнет в чем-то
примерно также как он сам
Пес семенит по улице,
встречая то лужу,
то детишек, то кошек, то сигару,
то бар, то полисменов,
Он к копам равнодушен,
ни холодно, ни жарко ему от них и мимо
проносится он копов
и мертвых туш коровьих
подвешенных за ноги у врат мясного рынка
Хоть нежная говядина конечно
предпочтительней
чем полицейский жилистый
но на худой конец и полисмен сойдет
И пес проходит мимо итальянской забегаловки
и мимо башни Койта и мимо конгрессмена
Дойла из Комиссии ПААД
и башни он пугается
а конгрессмена — нет
хотя все то, что слышит он
печально и прискорбно
хотя все то, что слышит он,
чудовищно абсурдно
для молодого грустного такого пса
как он
задумчиво-серьезного такого пса
как он
Но у него есть собственный
свободный мир для жизни
И собственные блохи для еды
и на него намордник не наденешь
И мистер Дойл для пса
ни капли не важнее
пожарного гидранта
Пес семенит по улице и жизнью
живет своей собачьей
в ней есть, о чем подумать
в ней есть, о чем помыслить
потрогать и понюхать и попробовать на вкус
и есть чего исследовать
не опасаясь лжесвидетельства
Реальный песий реалист
рассказанной хвостом одним
реальный громко лающий
демократичный пес
участвует в реальном свободном предприятии
и может много что сказать
на тему онтологии
и может много что сказать
по поводу реальности
и как ее увидеть
и как ее услышать
он на бок ухо свешивает
на каждом перекрестке
как будто снять его хотят
для граммофонной этикетки фирмы «Виктор Рекордз»
всем известной более как
«Голос Его Хозяина»
с реальною историей
на которой собака заглядывает
словно знак живой вопросительный
в огромный
граммофонный раструб
загадочной вселенной
полый гигантский рог
который всегда готов снабдить нас
ответом Голоса Его Хозяина
на любой вопрос

* * *
Гремящей мрачной зимой в Париже
когда солнце в Провансе где-то я случайно прочел стихи Рене Шара
и Воклюз увидел снова
кузнечиковым летом там цвели ручьи лепестками

и река неслась вниз всеми выжженными местами миндального этого мира и цвели поля молчаньем звеневшим песней сверчков Но в звучном виденье поэта я не встретил ни Лорелеи над Роной

ни ангелов высаживающихся в Марселе только пары нагими сходили в печальные воды
пронзительным сладострастием весны уравнением любви
которое я решаю и сегодня

* * *
Фортуна
каждому приготовит свое
что конечно правильно
Давно это было давно
то лето в Бруклине когда улицу перекрыли в жаркий день и
ПОЖАРНЫЕ
включили брандспойты и помчалась тогда вся детвора с визгом на мостовую и нас было
может дюжины две там
где била вода
струями
в небо
опадая на нас
было
нас может шестеро
нагишом
под водопадом
и я помню Молли
но потом пожарные вдруг выключили брандспойты и отправились обратно к себе
и снова сели играть в карты будто вовсе ничего
не произошло но я помню как Молли
посмотрела мне в глаза
и казалось кроме нас не было там никого

* * *
Павлины ходили
под ночными деревьями в свете луны
нездешней
когда я вышел
в поисках любви ночью нежной в кронах стон голубиный колокол ударил дважды
сказав о рождении и сказав о смерти
любви
ночью нежной

По рощам где реки бегут
среди волнистых холмов по лугам нашего детства
где сливаются в памяти стога и радуги хоть «лугами» нам были улицы
вновь я вижу встают мириады рассветов когда от всего на земле
падает тень в вечность
и день сверкая
будто ранним утром тенями резкими рисует мне тот рай
где я узнать не мог
не мог себе представить
небритое Сейчас

где хриплые грачи над сучьями сухими поднялись
насмешливо крича
и вопрошая
все сущее

* * *
В лавчонке дешевых сластей около Эл
я впервые
влюбился
в нереальное

Пылали карамели в полусвете сентябрьского быстрого вечера
Кот по прилавку расхаживал важно
среди лакричных палочек
ореховых трубочек
жвачек

За окнами слетали листья умирая
Солнце уже унес ветер
Девочка вбежала
Дождь с волос ее падал
В той тесноте она дышала жадно
За окнами слетали листья
причитая
Так рано! рано!

* * *
У Гойи на офортах гениальных род людской
мы видим как бы
в тот момент когда
он был впервые назван
«многострадальным человечеством»

Люди на каждом листе
корчатся в ярости
отчаяния

Стеная
теснятся с младенцами окруженные копьями
под цементным небом

в абстрактном пейзаже среди расколотых бурей деревьев
падающих статуй перепончатых крыльев клювов
торчащих виселиц
трупов и хищных петухов
и всевозможных воющих чудовищ
рожденных
«трагическим сознанием»

Они до того реальны
как если бы вправду существовали
И они существуют
Только пейзаж изменился

Все так же тянутся они по дорогам
затравленные легионерами
коварными ветряками и сумасшедшими кочетами
Это те самые люди
только еще дальше от дома
на просторных автострадах
бетонного континента
окаймленных вкрадчивой рекламой
иллюстрирующих идиотские иллюзии счастья
На этой картине меньше двуколок
но больше калек
в ярких машинах
у них странные номерные знаки и моторы
пожирающие Америку

Они ставили статую
святого Франциска
перед церковью
святого Франциска
в славном городе Сан-Франциско
в переулочке
у авеню
там где птицы не пели
и солнце вставая
тем утром привычно озаряло
святого Франциска
там где птицы не пели
И старики итальянцы
в переулочке
стояли вокруг той статуи

у авеню
и смотрели как шельмы рабочие
тянут старательно статую
тросом и воротом
и прочими инструментами
И молодые газетчики
в застегнутых наглухо френчиках
поспешали за речью
молодого святого отца
поднимавшего статую
разными аргументами
И в то время
когда птицы не пели
осанну святому Франциску
и когда ротозеи глазели
на святого Франциска
простиравшего руки
к птицам не прилетевшим

Очень высокая и очень невинно нагая
дева
с очень длинными и очень прямыми
золотистыми волосами
у которой было лишь очень маленькое птичье гнездо
на очень существенном месте
ходила в толпе
все время
вверх и вниз по ступеням глаза опустив
и все время
напевая про себя

* * *
Лицо из тех что темнота
мгновенно убивает
лицо которое легко поранить
смехом или светом
"Мы думаем по-разному во сне«,—
сказала мне она однажды
лежа у стены
И будто бы цитируя Кокто прибавила
«Я чувствую во мне скрыт ангел
и мои поступки его шокируют»
А после улыбнулась и отвернувшись на мгновенье
зажгла мне сигарету
и поднявшись с кровати
подчеркнула
всю соразмерность анатомии своей
чулку упасть позволив

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.