Yep It`s Not Nope

Александр Шапиро как есть. О хасидизме, Маяковском и творческих планах

As ISis / As ISis 26 Июнь 2016 / Марго Ормоцадзе (author)
 (фото: )

Один из самых глубоких и смелых кинорежиссеров, работавших с Украиной — Александр Шапиро. Автор культовых лент Цикута и Путеводитель, множества экспериментальных фильмов, таких как Кастинг и новой ленты 8, которая будет представлена на фестивале «Кинотавр».

 Много лет изучающий философию и восточные практики, он также является автором философских лент Спиноза и пилотного выпуска сериала Цадики, посвященного хасидским учителям. В прошлом году он завершил работу над фильмом «Маяковский» режиссера Александра Шейна.

 Корреспондент Yep встретился с Александром Шапиро в Тель Авиве. Наша беседа посвящена хасидизму и новым проектам режиссера

 — Несколько лет ты работаешь над сериалом Цадики, посвященном хасидским учителям, которые жили на территории Украины. Снят первый презентационный фильм сериала. Известно, что на одном из самых развитых рынков мира, в США, книги и истории о цадиках являются очень популярными. Как переводы историй, собранных Мартином Бубером. Думаешь ли ты о продвижении своего сериала в Америке?

 — Вопрос же здесь не столько в том, чтобы сделать английские субтитры, сколько в том, как зачастую это в жизни бывает, чтобы ничего специально не делать, потому что все по мути — суета, и любое действие условно. Достаточно того, что я развиваю этот материал. Нужно понимать, насколько это особенный путь.

Но, в процессе этой работы, вырастает боле точное представление о фильме, которого еще нет и который, как любая еврейская концепция, сочетает в себе две полные противоположности: порядок и непостижимость, беспредельность, недоказуемость, нерелевантность, нетранзитивность.

Кто такой Цадик? С одной стороны, о нём пишут такие люди, как Мартин Бубер.
О нём говорят хасиды.
Но, кроме этого, он — выходящая за пределы логики конструкция.
И для такого рода репрезентации нужно придумать адекватную форму — я хотел бы пройти этот сложный путь до конца, никуда не торопясь и ничего не ускоряя.

Достаточно того, что мой путь познания хасидизма — очень редкий. Обычно в него заходят с парадно -ортодоксального входа, когда у тебя все простроено в поколениях и ты, априори, в системе.

Моя же история этой любви — совершенно особенная.
Внесистемная.

 

— Ты также выпускаешь видео с переводом хасидских книг...

 — Да, сейчас происходит уникальный опыт моей жизни в моей жизни. Я отыскал книгу раби Авраама аМалаха, «Хесед ле Авраам». Эта книга — редчайшая, как и сама фигура раби Авраам аМалаха.
Он учился вместе с Альтер Ребе, основателем Хабад.
Альтер Ребе учил Авраама аМалаха Гмаре, а Авраам аМалах, соотвественно, Альтер Ребе — Кабалле. Они занимались в паре.

 Авраам аМалах был особенный Цадик, совершенно особенный по отношению к хасидской традиции. Он был сыном Маггида из Межерича — второй фигуры в хасидизме после Бешта, и при этом, что абсолютно сложно себе представить, в своих трудах никогда не опирался на хасидские авторитеты.

 И я нашел его книгу «Хесед леАвраам».
Естественно для дешифровки этого текста моего уровня недостаточно

 Но сам факт, что эту книгу писал хасид-отшельник, находящийся в Фастове в XVIII веке — для меня представляется чем то вроде фантастики — сам уровень мышления таков, что поставит на колени Хайдеггера и Гуссерля вместе взятых

 И я смотрю в этот таинственный сосуд — где вижу тайну и когда мой переводчик говорит, что, возможно, не обладает уровнем для работы с такой книгой, я ему отвечаю, что никто не обладает таким уровнем, потому что любой уровень — это всего лишь уровень.

 — Ты будешь снимать отдельный фильм про каждого цадика?

 — Да.
В этих фильмах я хочу прежде всего показать фактуру времени ( 18 век, штетлы, Украина) фактуру языка идиш, фактуру еврейской традиции. Надеть на людей совершенно экзотическую одежду, вменить им совершенно экзотический порядок поведения...

 Потому что очевидно, что была пропасть в то время между христианским и еврейским миром.
Евреи были чем то вроде «яда в машине», взрывоопасным элементом.
Совершенно непонятным тем, кто пытался их встроить в имперскую систему координат.

 В архивах можно встретить типичные рассказы царских спецагентов: «я сейчас в Славуте. Наблюдаю за евреями». А дальше идет описание еврейской жизни в таких терминах, что было очевидно: тот, кто пишет, вообще не понимает, что происходит.
Евреи тогда выглядели как некие запредельные экзотический существа — и этот факт в понимании внешних наблюдателей был страшной и взрывоопасной ересью.

 — Но как они могли классифицировать хасидизм как ересь, если они не понимали ни язык, ни иудаизм? Они не могли оценить вообще происходящее...

 — Хасидизм вселял ужас, именно в силу того, что происходящее было совершенно непонятно. Но концепция межкультурной интеграции предполагает какие-то мосты понимания. Как Миклухо Маклай, выезжая в Полинезию, дает рациональную оценку поведения туземцев. Хотя, с колокольни Миклухо Маклая, туземцы тоже, по — своему, неадекватны.

 В случае с хасидизмом внешний наблюдатель видит очень опасный, экзотический, нереально состоятельный космос, который прямо таки бурлит изнутри. Его не могли задавить, только лишь потому, что там, внутри, знали имена ангелов, и останавливали силы, и изменяли мнения царей. И для них это было просто упражнениями в их знаниях.

 Я хочу сделать 10 серий про этих мощнейших людей — Цадиков.
Каждая серия будет сочетать в себе игровой и документальный ключи, на основании экранизации хасидских притч, и других весомых источников. Сериал «Цадики» должен дать волю некой предельной исторической фантазии.

 

— Фильмы о ком из праведников ты будешь снимать?

 — Основные фигуры этого ряда — это раби Авраам аМалах, рабби Нахман, БЕШТ, Леви Ицхак из Бердичева, Виледниковский ребе Дов Бер, Пинхас из Кореца, Альтер Ребе.
Вcего — 10 мощнейших философий внутри хасидизма. Потому что сам хасидизм также был подвижной территорией, и предполагал нестыковку некоторых взглядов. Как в решениях мудрецов, прав и тот, и тот. На этой территории просто нет места для лобового столкновения.

 — Пожалуйста, объясни — как определено, в какой мере должны и могут быть проявлены знания, на которых основан хасидизм?

 — Проявить их можно только изнутри хасидизма. Извне это представляется сложнейшим механизмом, когда ты всегда, как познающий, будешь на внешней, формальной стороне.

 Например, есть любопытствующий человек из Америки, который интересуется Каббалой. Через Каббалу он приходит к рабби Нахману, едет в Умань на Рош аШана. Видит нечто, что напрочь сносит ему «кукушку» Но при этом, он остается только зрителем. Восторженным!!!!! Но, только зрителем

 А есть внутренний взгляд, который обладает в разы более сложной структурой, чем внешний. Внешний всегда апеллирует к неким поверхностным приметам, таким как «круто», «посмотри, что люди говорят», «это путь!», «это изменило мою жизнь!». Но это — формальная сторона.

 Внутреннее же содержание — в книге, в тексте. Когда через текст приходят менее попсовые интенсивности. Ведь по тексту ты всегда чувствуешь, кто за ним стоит. Через текст ты можешь прийти к обнаружению неких свойств потрясающего ума, такой мощнейшей подвижной субстанции, в сравнении с которой вообще отдыхает досократическая философия, пост-модернистская, пост-индустриальная. Когда ты чувствуешь, что это так мощно, что превосходит любой твой интеллектуальный опыт

Главная интенция Авраама аМалаха сводится к тому, что нужно перед аШемом умалить все свои качества, и превратиться в Ничто
Плюс страх доходящий до пароксизма
И тогда тебя переводит аШем на следующий лэвэл
И тогда у тебя возникает прецедент доступа к реабилитации слов
И таким образом ты можешь поднять искры святости, которые есть в каждом слове. Эти искры святости, которые тонут в мире, и Цадик должен поднять их за счет сложнейшей процедуры внутренней жизни

 — Но люди, которые далеки от иудаизма, даже приблизительно не могут понять описываемый сейчас процесс: для них это ритуал, или философия...

 — Понимание может быть только внутренним, тогда как любое внешнее понимание — невозможно. Как дойти до уровня Альтер Ребе или рабби Нахмана, чтобы быть адекватным в оценке того, что значит каждое их движение или каждое их слово? Очевидно, что Пшат — простое изложение предмета — означает ловушку, в которую можно попасться, нырнуть... Человеку будет казаться, что он что то осознал, что-то нашел... Но при этом он будет пребывать в ловушке, уходя все дальше от того, что он пытался понять.

 Когда образовывались некие общины, как у БЕШТа, только самые приближенные люди образовывали круг, в котором они молились, и в котором с ними что-то происходило. Они концентрировали некий огонь внутри этой группы, и за счет сложнейших внутренних кодировок и ритуалов поднимались, получая «награду праведника» — интеллектуальное понимание Эйн Соф как неисчерпаемое удовольствие — поскольку оно всегда неполное, в силу понятных причин

 — Ты также работал над фильмом Маяковский. На каком этапе этот материал?

— Как режиссер монтажа я сделал свою работу и отдал фильм режиссеру Александру Шейну для финальной режиссерской редакции.
Саша — перфекционист, который всегда ищет возможности сделать что либо лучше любыми способами. Казалось бы, очень просто сделать кино за год. А если ты год работаешь над материалом, полгода подождал, потом еще год поработал.... И через пять лет — это совсем другое кино. Фильм получает другую глубину.

Мне очень хочется, чтобы фильм «Маяковский» увидел зритель, и я верю, что он сместит ригидную структуру восприятия современного киноязыка, потому что эта структура — типическая, а фильм «Маяковский» демонстрирует совершенно другую идею, не распространенную сегодня как метод демонстрации.

— Сама личность Маяковского что привнесла в тебя?

— У меня было подспудное ощущение, что все это — не случайно. К любому факту своей жизни мы стараемся пристегнуть мистику: посмотри на свой путь и ты увидишь, как аШем с тобой разговаривает. Недавно мы семьей поехали на очень любопытное мероприятие в Иерухам, на котором выступали раввины перед огромной аудиторией. В процессе этого выступления, ты, как зритель, погружаешься в интеллектуальный трип. И на этой лекции я вспомнил Магида из Межерича, который умел выслушать каждого из хасидов, а потом произнести такой маамар, что в одном предложении отвечал всем на все вопросы. И здесь, в Иерухаме, раввин Абрамович вдруг говорит: «как говорил поэт Маяковский: «если звёзды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно!». Я был очень впечатлён и от его риторики, и от упоминания поэта, и от того, насколько это касается лично меня

Конечно, Маяковский — это мистический человек. Кто может знать, что за душа у него была? Может быть, еврейская душа. Но то, что он — фигура совершенно нематериального мира, это факт.

— Какие самые важные события в твоем творчестве еще произошли за недавнее время?

— Несколько недель тому я закончил фильм «8». Практически без денег, за два года, я как продюсер и режиссер закончил фильм «8». Это фильм за пределами добра и зла. Очень хорошие актеры работали в фильме, потому что для них был интересен метод, — то, как снимается фильм.

В фильме «8» актера снимало одновременно очень много камер, пока он проживает некий, непростой кусок времени.
Время перед самоубийством
Последние 20 минут
Получилось очень интересно. Очень интересно было актерам— остаться наедине с собой в такой драматический момент жизни)
Я отправил этот фильм на фестиваль «Кинотавр».

— Когда ты работаешь над фильмом, ты понимаешь, какую реакцию ожидаешь от зрителей?

— Я всегда понимаю, что ожидаю консолидации силы, которая предполагает реформу такого забытого термина, как мистическое переживание. Это попытка прорваться к мистическому содержанию реальности. Когда я делаю кино, я хочу повлиять на рецепторы, которые выведут людей на новый уровень постижения общности вещей в этом мире.

— Какими проектами ты занимаешься в Израиле?

— Мы с семьей окончательно переехали в Израиль несколько месяцев тому. В министерстве абсорбции мы рассказали, что имели отношение к художественной репрезентации. Я написал в соответствующую комиссию, там изучили меня как под микроскопом и дали статус заслуженного деятеля искусств Израиля. Это интересно, потому что это позволяет сделать здесь кино. И я думаю, что хочу здесь в Израиле закончить сериал о Цадиках

Марго Ормоцадзе

Author

Марго Ормоцадзе

голосов

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы комментировать статьи и отправлять сообщения непосредственно редакции. Пожалуйста, войдите или создайте бесплатную учетную запись пользователя.